О насМухаммад (с.а.в.)Мекка onlineГрозный onlineЛунный календарьСМИ о насКонтакты
Журнал для женщин
Обратная связь

Статьи

 

Ингуши приняли участие в составе Красной Армии и Военно-Морского флота на всех полях сражений и морских театрах второй мировой войны наряду с другими представителями народов, народностей и наций бывшего Советского Союза. Из 32-х тысяч воинов тогдашней Чечено-Ингушетии около семи тысяч составляли этнические ингуши [2].

Уже в самом начале войны в ЧИАССР «были сформированы 242-я горнострелковая и 317-я стрелковая дивизии, в 1942 году – 255-й отдельный чечено-ингушский кавалерийский полк (сражался в составе 51-й армии) и чечено-ингушский кавалерийский дивизион, состоявший только из добровольцев»[3]. Кроме того, «на многих фронтах войны успешно громили врага 110-я, 114-я Чечено-Ингушская… кавалерийские дивизии…»[4].

С первого дня войны Красная Армия и страна бесперебойно снабжались горючим, военным снаряжением, боеприпасами и продовольствием из Грозного и всех сел республики. Предприятия Грозного производили до 90 наименований военной продукции, ремонтировали военную технику. Из всех организаций ЧИ АССР в фонд фронта передавались денежные сбережения, драгоценные украшения, лошади, теплая одежда, продукты и т. д.

Первой удар немецких войск приняла на себя Брестская крепость, в составе гарнизона которой находилось 40 ингушей. 22 июня 1941 г. в первые же часы её осады погиб Цечоев X.Д., уроженец села Верхние Ачалуки Малгобекского района (был убит разорвавшимся во дворе крепости снарядом). В последующие дни погибли: Акиев У.К., Бахмурзиев X.Ю., Булгучев А.М., Булгучев Б.С, Черкизов М.А., Эсмурзиев Б.С. из Верхних Ачалуков; Оздоев М. и Плиев С.Л. из сёл Кантышево и Насыр-Корт Назрановского района; Досхоев М.И. из села Кескем; Мурзабеков Ю.А. из села Яндаре; Цуров М.С. из села Длинная Долина Пригородного района; Хашакиев А.С. из села Чемульга Сунженского района; Ибрагимов О. из Малгобека и многие другие. Все это были молодые люди, призванные в ряды Красной Армии в 1940 г.

В районе Брестской крепости действовал полк, в котором ротой командовал легендарный лейтенант А.Д. Цароев («Мы стояли насмерть, прикрывая отступление основных сил дивизии. В тот день мы одиннадцать раз участвовали в штыковых атаках…»)[5].

Выдающимся воином, подвиги которого в боях за крепость документально засвидетельствованы, был уроженец села Экажево М.А. Арсаноев (1925 г.р.) [6].

Летом-осенью 1941 г. ожесточенные бои развернулись по всему советско-германскому фронту от Балтики до Черного моря: под Ленинградом (с июля 1941 г.), Смоленском (июль-сентябрь 1941 г.), Киевом (июль-август 1941 г.), Одессой (август-октябрь 1941 г.), Севастополем (с ноября 1941 г.).

Наступательный порыв войск противника постепенно ослабевал, тем не менее, немцы продолжали свое движение в глубь советской страны. Большие потери им наносили воины-ингуши, сражавшиеся в 170-й стрелковой дивизии (717-й полк), в 113-й стрелковой дивизии 33-й армии (1290-й полк), в 31-й стрелковой дивизии 56-й армии (отдельный кавалерийский эскадрон), в 343-й стрелковой дивизии (115-й полк), в 9-й Кавказской дивизии (136-й кавалерийский полк), в 133-й дивизии (521-й полк), в 30-й гвардейской танковой бригаде (549-й танковый батальон), в 276-й Темрюкской дважды орденоносной дивизии (876-й полк, 1-й стрелковый батальон), в 666-м гвардейском мотострелковом полку (2-й батальон), в 131-м артиллерийском полку, на 1-м Белорусском фронте (45-й гвардейский бомбардировочный авиаполк 9-й гвардейской авиадивизии), в 311-й штурмовой авиадивизии Первой воздушной армии, в Четвертой воздушной армии (288-й бомбардировочный авиаполк), на Северо-Западном фронте (71-й гвардейский штурмовой авиаполк), в 242-й ночной бомбардировочной авиадивизии (717-й Харьковский бомбардировочный авиаполк), в 315-й истребительной авиационной Рижской дивизии (431-й истребительный авиационный Красноказарменный полк), на Брянском, 1-м и 2-м Прибалтийских, 1-м Украинском, Южном и др. фронтах [7].

Под Ленинградом воевали и погибли в период обороны города уроженцы Ингушетии Гетагазов И.З., Дакаев О.X., Матиев X.М., Дидигов И.С, Богатырев А.X., Куркиев X.И., Чумаков X.У., Хаматханов X.X., Тутаева А.И., Хаматханов М., Албаков А.И., Гудантов Р.Б., Цуров С.Т. и другие.

В Смоленском сражении прославился профессиональный кавалерист Я.А. Абадиев, 1906 г.р., уроженец села Насыр-Корт.

Руководимый им 126-й полк 28-й кавалерийской дивизии в ночь на 17 августа 1941 г. по заданию командующего 6-й армией Р.Я. Малиновского (будущего маршала) совершил стремительный рейд в район Сурск-Литовска и помог опрокинуть в Днепр противостоящие армии войска противника.

После этой операции Абадиев командовал вновь сформированным Чечено-Ингушским кавалерийским полком. Об организации этого полка в своих воспоминаниях «От Терека до Эльбы» (Грозный, 1966) Мовлад Висаитов писал: «Я был назначен начальником штаба 255-го отдельного Чечено-Ингушского полка. Командиром полка стал отличный кадровик майор Абадиев Японц Арскиевич – человек безудержной храбрости, воли и решительности».

На Украине начал войну А.Т. Мальсагов, 1912 г. р., уроженец села Альтиево. Закончив в 1937 г. с отличием Сталинградскую авиашколу, он командовал звеном 5-го бомбардировочного авиационного полка в Ворошиловградской области. А.Т. Мальсагов отличился как бесстрашный воин и способный командир. Однополчане за это прозвали его «горным орлом».

В боях под Киевом за несколько дней А.Т. Мальсагов сделал на своем бомбардировщике 20 боевых вылетов, уничтожил 10 танков, 5 зенитных орудий, 27 автомашин, более 100 немцев. 7 января 1942 г. он был награжден орденом Боевого Красного Знамени. Дважды во время войны за свои подвиги А.Т. Мальсагов представлялся к награждению Золотой Звездой Героя Советского Союза, но вычеркивался из списков лично Сталиным. Только через 50 лет после окончания войны, 6 июля 1995 г., майор Мальсагов Ахмед Татарханович был посмертно награжден Золотой Звездой Героя с присвоением звания Героя Российской Федерации (!!). Погиб А.Т. Мальсагов 24 января 1942 г., похоронен в братской могиле в селе Варваровка Кременского района Ворошиловградской области на Украине.

Младший брат летчика – М.Т. Мальсагов (1915 г.р.), также воевал на Украине, дослужился до капитана, был командиром танкового батальона. Погиб в 1942 г.

Добровольцем ушел в 1941 г. на фронт еще один уроженец села Альтиево, Д.X. Мальсагов (1911 г.р.). При обороне Одессы он лично, из пулемета, уничтожил более 100 немцев, подорвал гранатами бронетранспортер и три автомашины. Этот ингуш в годы войны получил 14 правительственных наград, в том числе орден Славы II степени, медали «За оборону Одессы», «За отвагу», «За боевые заслуги» и др.

Решающее значение германское командование придавало взятию Москвы, считая, что оно положит конец организованному сопротивлению Красной Армии. Гитлеровцам удалось довольно близко продвинуться к Москве – на расстояние 25-30 км. Однако 5-6 декабря 1941 г. советские войска предприняли мощное контрнаступление, отбросив противника на 150-300 км на запад. В битве под Москвой немецкие войска потеряли в общей сложности более полумиллиона человек, 1300 танков, 2500 орудий, более 15 тыс. машин и много другой техники [8].

За бои под Москвой медалью «За оборону Москвы» были награждены: Тангиев А.С., Хаштыров X.X., Парижев А.Г., Мальсагов Г.А., Эгиев, Могушков М.Б., Шаухалов А.Д., Имагожев А.Т., Гелисханов М.Т., Даурбеков Д.Н., Шибилов Б.И. и другие воины-ингуши.

В обороне Москвы участвовал также Х.-Б.X. Льянов, 1918 г.р., уроженец села Джейрах. В мае 1941 г. он окончил 1-е Орджоникидзевское пехотное училище, получил звание лейтенанта и был назначен командиром взвода. Сражался под Тулой, освобождал Ясную Поляну, был дважды ранен. После выздоровления летом 1942 г. был направлен в 1290-й полк 113-й стрелковой дивизии 33-й армии. Весной 1943 г. под Харьковом попал в плен, бежал, участвовал в движении Сопротивления во Франции.

Ошибки и просчеты советского руководства и военного командования позволили Германии летом 1942 г. вновь перехватить стратегическую инициативу. Немецкие войска захватили всю Украину, Крым, прорвались на Северный Кавказ и к Сталинграду.

В развернувшихся боях погиб смертью героя, возвращаясь с боевого
задания, первый летчик из народов Северного Кавказа Рашид-Бек Чахович Ахриев (1893-1942). Сын выдающегося ингушского ученого-просветителя Чаха Ахриева, он в 24 года стал пилотом, участвовал в Первой мировой войне 1914-1918 гг. [9].

В боях на Южном фронте тяжелое ранение получил Т.X. Мальсагов, 1912 г.р., политрук 1151-го стрелкового полка 343-й стрелковой дивизии. Семь месяцев провел он в госпиталях и был демобилизован, как инвалид 2-й группы. Награжден медалями «За отвагу», «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией», «За трудовую доблесть», «За доблестный труд в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.».

В фундаментальном исследовании о Великой Отечественной войне историка Х.-М. Ибрагимбейли «Крах “Эдельвейса” и Ближний Восток» о начальном периоде войны в тогдашней Чечено-Ингушетии сказано следующее: «В Чечено-Ингушской АССР повсеместно прошли митинги, на которых выступали ветераны революционных боев за установление Советской власти на Тереке, почетные старцы, участники гражданской войны, бывшие красные партизаны. Все они призывали горцев дать отпор фашистским захватчикам. Чечено-Ингушетия направила на фронт, в район боевых действий Северной группы войск Закавказского фронта, несколько тысяч добровольцев, проявивших в Нальчикско-Орджоникидзевской операции массовый героизм. Чечено-Ингушский обком ВКП(б) и Совет народных комиссаров республики в своем обращении к народу подчеркивали: «добровольцы-чеченцы и ингуши, призванные в ряды Красной Армии в сентябре 1942 г., в борьбе с немецкими захватчиками проявляют стойкость, мужество и бесстрашие. По отзывам Военного совета Северной группы войск Закавказского фронта, добровольцы-красноармейцы чеченцы и ингуши являются лучшими конноразведчиками Н-кой дивизии»[10] (здесь и ниже выделено нами. – Авт.).

На весь фронт прославился в эти тяжелые дни и в последующих боях 588-й (с 8 февраля 1943 г. – 46-й гвардейский) ночной бомбардировочный женский авиационный полк… Будучи в составе 4й Воздушной армии и базируясь в сентябре 1942 г. в районе Сунженского хребта, в тяжелых метеорологических условиях горной местности, полк регулярно наносил мощные бомбовые удары по живой силе, технике и коммуникациям фашистов под Орджоникидзе, Моздоком, в районах Эльхотово, Екатериноградская, Терская, Дигора и др.

…Воинское мастерство и храбрость проявили в этих боях отважные сыны гор – чеченцы и ингуши из отдельного Чечено-Ингушского кавалерийского дивизиона… Этот дивизион, входивший в состав 4-го гвардейского Кубанского казачьего кавалерийского корпуса, своими лихими налетами на коммуникации и тылы противника наносил ему существенный ущерб, приводя немецко-фашистских солдат и офицеров в ужас и сея среди них панику»[11].

Основной удар летом-осенью 1942 г. германское командование нацелило на Сталинград, пытаясь перерезать волжскую транспортную артерию СССР. Сражение за Сталинград стало поворотным событием всей Второй мировой войны. Под Сталинградом сражались Шахмурзаев Т.А., (1922 г.р.), Имагожев А., Абадиев Я.А. (1904 г.р.), Джантамиров С, Мархиев X., Костоев Я.Я. (1918 г.р.), Цечоев А., Костоев Т.У. (1923 г.р.), Галаев Ю.М. (1919 г.р.) и другие ингуши. Среди защитников города на Волге был А.X. Мальсагов, 1918 г.р., уроженец сел. Верхние Ачалуки, участник финской войны 1939-1940 гг. В 1943 г. он был контужен и как инвалид демобилизован досрочно.

Оборона Сталинграда стоила огромных жертв ингушскому и другим народам Северного Кавказа. Состоявшая из горцев-добровольцев кавалерийская дивизия (по месту формирования она была названа Кабардино-Балкарской) почти полностью полегла в степях между Доном и Волгой. Упоминавшийся выше Я.А.Абадиев вспоминал: «Это было 12 июля 1942 г. Дивизия была поднята по тревоге. Был получен приказ: выступить против 4-й танковой армии немцев. Более глупого и кощунственного приказа нельзя было придумать. Кавалеристы атаковали танки! Этот бой, этот подвиг оценит только тот, кто видел это сражение-убийство своими глазами. Самый горячий бой произошел у станицы Константиновской. На поле боя осталось лежать более половины дивизии. Я был ранен, попал в госпиталь».

Вероятно, именно этот эпизод имел в виду в своей работе «Убийство чечено-ингушского народа» Абдурахман Авторханов: «Немцы перешли Дон, и чечено-ингушская дивизия была в том же виде, без танковой или артиллерийской поддержки, брошена буквально под ураганный огонь немецких танков, стремительно рвущихся к Сталинграду. Под Котельниковом 4 августа 1942 года немецкие танки и перешагнули через трупы многих бойцов этой дивизии. Маленькая же часть попала в плен, другая, во главе со штабом, сумела вырваться из окружения и отступила. Но разгром этой дивизии вместе с разгромом целых корпусов и армий Южного фронта явился плохой аттестацией для всего чечено-ингушского народа»[12].

Представленный к званию Героя Советского Союза, Я.А.Абадиев в 1943 г. был отозван с фронта, командовал запасными, резервными и строительными частями. Предвзятое отношение власти ко всем вайнахам привело к тому, что Абадиев, отдав советской Армии 30 лет жизни, дослужился только до подполковника… Он был награжден двумя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны I степени, и лишь после его смерти семья получила орден Ленина [13]…

Отразив все атаки противника, советские войска 19 ноября 1942 г. перешли в наступление под Сталинградом. 23 ноября 1942 г. части Юго-Западного и Сталинградского фронтов соединились в районе Калач-хутор Советский; в окружение попала крупная группировка 6-й общевойсковой и 4-й танковой армии в составе 22 дивизий (330 тыс. чел.) под командованием немецкого генерал-фельдмаршала Паулюса.

По словам маршала Г.К. Жукова, «…с 19 ноября 1942 г. по 2 февраля 1943 г. было уничтожено 32 дивизии и 3 бригады противника, остальные 16 дивизий потеряли от 50 до 75 % личного состава. Общие потери вражеских войск в районе Дона, Волги, Сталинграда составили около 1,5 млн. чел., до 3500 танков и штурмовых орудий, 12 тыс. артиллерийских орудий и минометов, до 3 тыс. самолетов и большое количество другой техники. Такие потери сил и средств катастрофически отразились на общей стратегической обстановке и до основания потрясли всю военную машину гитлеровской Германии»[14]. Свидетельство противоположной стороны также говорит о масштабе катастрофы. «Поражение под Сталинградом повергло в ужас как немецкий народ, так и его армию. Никогда за всю историю Германии не было случая столь страшной гибели такого количества войск», – писал генерал-лейтенант Вестфаль.

Ингуши (как и чеченцы) внесли значительный вклад не только в победу советских войск под Сталинградом, но и в освобождение Северного Кавказа от немецкой оккупации.

Своевременно писать и говорить об этом запрещалось, потому что «добрая» сталинская имперская традиция отношения к ингушам и чеченцам, как к вечным врагам, была и остается нормой. Самым ярким подтверждением этому является преступное изъятие из советской военной историографии 60-х – 70-х годов подробного описания и анализа значения Малгобекской операции 1942 года, когда у ингушского города Малгобека на Терском хребте захлебнулось победное шествие немецкой армии по Северному Кавказу.

Только в Большой Советской Энциклопедии 1954 года был опубликована весьма скромная справка об этом сражении, по существу определившем судьбу обороны Кавказа и Сталинграда: «В ходе Малгобекской операции войска Закавказского фронта активной и упорной обороной не только сорвали захватнические планы врага на Кавказе, но и не позволили ему осуществить переброску сил с Кавказа под Сталинград, что явилось одним из условий для последующего полного разгрома немецко-фашистских войск в Сталинградской битве»[15].

Немецкий военный историк Вильгельм Тик в своей фундаментальной работе (1970) «Кавказ и нефть. Немецко-советская война на Кавказе 1942-43» посвятил сражению под Малгобеком целый раздел, описав его по дням и дав соответствующую оценку этому, стратегическому по значимости во Второй мировой войне, театру военных действий: «Малгобекский нефтяной район поставляет лучший авиационный бензин… Малгобек является ключом, и что без взятия этого господствующего на высотах города нельзя будет держать эшелонированную оборону в долине»[16] (Алханчуртская долина, на которой немцы планировали выйти к Грозному, а затем к Баку. – Авт.).

В январе 1943 г. в кровопролитных боях за г. Малгобек сражались ингуши-солдаты и офицеры: Цороев С., Аушев X.К., Маматиев Б.Э., Бадаев X.Г., Долаков С.У., Албагачиева Т.И., Чаплоев С.Г., Экажев М.З., Мальсагов М.X., Оздоев Ю.М., Мальсагов X.М., Абадиев Я.А., Торшхоев С.А. и многие другие.

По данным М.Абзатова [17], с января по сентябрь 1943 г. 242-я горнострелковая дивизия, как и другие части, участвовала в наступлении на Кубани, одолела знаменитую «Голубую линию», освобождала Тамань. За эти бои ей присвоили имя Таманской. Позже дивизия воевала в составе Отдельной Приморской армии. За освобождение Керчи была награждена орденом Красного Знамени. Весной 1944 года 242-я дивизия принимала участие в боях по освобождению Севастополя и Крыма.

Дивизия прошла путь от Северного Кавказа в Западную Европу через Карпаты и Чехословакию. За бои на этих территориях она была награждена орденом Кутузова II степени. Таманская горнострелковая дивизия встретила победу в мае 1945 года в Праге.

В июле Гитлер предпринял попытку взять реванш за Сталинград. Германские войска провели последнее крупномасштабное наступление на Восточном фронте – в районе Курской дуги. Осведомленное разведкой о планах врага советское командование хорошо подготовилось к сражению. Силы противника были измотаны в оборонительных боях, а затем войска Красной Армии перешли в контрнаступление и разгромили группировку гитлеровцев.

В знаменитом сражении на Курской дуге отличились И. Гагиев, Ю.М. Галаев, С.Л. Плиев. 25 июля 1943 года здесь был второй раз тяжело ранен С.М. Беков, 1920 г. р., уроженец села Верхние Ачалуки. Капитан Беков был заместителем по строевой части командира 285-го стрелкового полка 93-й стрелковой дивизии, имел орден Красной Звезды и медаль «За отвагу». После госпиталя как инвалид он уезжает домой, на Кавказ. Депортация ингушей в 1944 году добила его: не оправившись от ран, С.М. Беков скончался в 1945 г.

В бою за освобождение г. Севска Курской области 27 августа 1943 г. погиб командир танкового экипажа, помкомвзвода, старший сержант Адиль-Гирей Мальсагов – сын выдающегося ингушского ученого-энциклопедиста Заурбека Мальсагова.

Под Сталинградом и на Курской дуге Германия и её союзники понесли невосполнимые потери: в ходе войны произошел коренной перелом. Развивая достигнутый успех, советские войска, осенью 1943 г. форсировав Днепр, освободили Смоленск и Киев. В январе 1944 г. была снята блокада Ленинграда. Защищая город на Неве, 24 июля 1943 г. погиб отважный танкист, заместитель командира 549-го танкового батальона 30-й гвардейской танковой бригады капитан Р.Б. Гудантов, 1916 г.р. Похоронен в братской могиле № 2 на окраине деревни Арбузове Ленинградской области. За мужество и героизм, проявленные в боях, Р.Б. Гудантов был представлен к высокому званию Героя Советского Союза, но не получил его, как и другие ингуши.

Еще один участник 900-дневной обороны Ленинграда – А.И. Албаков, 1916 г.р., гвардии старший лейтенант, командир огневого взвода 1-й батареи 71-го артиллерийского Мгинского полка. Прошел все дороги войны, был награжден орденом Красной Звезды, медалями «За оборону Ленинграда», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги» и др. А.И. Албаков дважды представлялся к присвоению звания Героя Советского Союза, но как представитель репрессированного народа этой награды не получил.

При освобождении Украины в 1944 г. погибли капитан А.Ю. Долтмурзиев (1908 г.р.), командир 2-й роты 1-го батальона 876-го стрелкового полка 276-й Темрюкской стрелковой дивизии (похоронен в г. Бердичеве), и майор медицинской службы А.И. Тутаева (1905 г.р.). Долтмурзиев – кавалер орденов Богдана Хмельницкого и Александра Невского (последний вручен семье А.Ю. Долтмурзиева только 9 мая 1993 г.).

Летом 1944 г. советские войска освободили Белоруссию. В составе 45-го гвардейского бомбардировочного полка 9-й гвардейской авиадивизии 1-го Белорусского фронта служил летчик-асс X.К. Арчаков. Он осуществил 188 боевых вылетов на территории Белоруссии, Польши и Германии. X.К. Арчаков был награжден двумя орденами Красной Звезды, орденом Славы Ш степени, медалями «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». В 1946 г. он был уволен в запас и отправлен в депортацию, как весь народ, к которому он принадлежал.

В ходе Ясско-Кишиневской операции 1944 г. была освобождена Молдавия, и войска 2-го Украинского фронта вступили на территорию Румынии. За успешное выполнение заданий командования здесь был награжден орденом Ленина А.О. Султыгов (1917 г.р.). Он ушел на войну добровольцем с 4-го курса Московской военно-инженерной академии имени В.В. Куйбышева, был помощником начальника штаба саперного батальона. Кроме ордена Ленина, Султыгов имел два ордена Отечественной войны I степени, медали «За отвагу», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». За свои подвиги А.О. Султыгов был представлен к званию Героя Советского Союза, но, опять же, как представитель депортированного народа этой награды не получил.

Осенью 1944 г. от германских войск были освобождены Заполярье и Прибалтика. На 2-м Прибалтийском фронте служил М.А. Оздоев (1922 г.р.) Он был командиром звена 431-го Краснознаменного истребительно-авиационного полка 315-й Рижской авиадивизии; совершил 248 боевых вылетов, сбил 8 вражеских самолетов. Провел в небе 158 часов, из них 54,5 часа – в боевых схватках с противником. 25 января 1944 г. под г. Новосокольники Псковской области самолет М.А. Оздоева «Як-7Б» с бортовым номером 24 был сбит огнем немецкой зенитной артиллерии. В бессознательном состоянии ингушский асе попал в плен и был освобожден только 8 мая 1945 г. Родные считали его умершим, поскольку от командования дивизии получили уведомление, что он «верный воинской присяге, проявив героизм и мужество, погиб при выполнении боевого задания». Вернувшись в свой полк, младший лейтенант М.А. Оздоев служил до 25 января 1946 г., затем был уволен в запас и депортирован в Казахстан.

Подполковник разведки Д.Д. Кортоев после обороны Сталинграда и форсирования Сиваша освобождал Литву, Кенигсберг. Был дважды награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды, орденом Отечественной войны I и II степени, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией». Прямо из Германии, после победы, подполковника Д.Д. Кортоева депортировали в Среднюю Азию.

Командир звена штурмовой авиации Ш.У. Костоев совершил более сотни боевых вылетов, разбомбил немецкий военный корабль в Балтийском море. Был награжден орденом Боевого Красного Знамени, орденами Отечественной войны I и II степени, орденом Красной Звезды, медалями «За взятие Кенигсберга» и «За взятие Берлина».

В послевоенный период Ш.У. Костоев служил в Риге. 6 августа 1949 г. погиб в авиакатастрофе при испытании самолета. В 1995 г. Костоеву было посмертно присвоено звание Героя России (?!).

После поражения немцев на территории СССР советские войска вышли на просторы Европы, и в их частях и подразделениях в Польше, Чехословакии, Румынии, Венгрии, Австрии и Германии до дня Победы воевали ингуши-освободители. Список их весьма обширный: М.М. Дарсигов (1919-1982), У.С. Балкоев (1916 г.р.), Б.М. Аушев (1923 г.р.), М.М.-Х. Аушев (1914 г.р.), М.С. Атыгов, А.Б. Барахоев, Д.X. Декажев, А. Дзейтов (погиб под Берлином), Н.М. Дидигов, С.А. Костоев, X.Б. Котиев, С.И. Коциев, Р.Б. Кодзоев, И. Сампиев (1921 г.р.), X. Сампиев (1920 г.р.), С.Д. Цечоев (1918 г.р.), М.Б. Экажев, С.Т. Гетагажев (1923 г.р.), М.И. Картоев (1917 г.р.), (участник штурма рейхстага), М.X. Мальсагов и многие другие [18].

Вторая мировая война закончилась в сентябре 1945 г. разгромом милитаристской Японии. На Дальневосточном фронте воевали упоминавшиеся выше Б.М. Аушев и А.О. Султыгов, имевшие среди прочих боевых наград медали «За победу над Японией».

Свой вклад в победу в этой войне внесли партизаны. В 1942-1944 гг. на территории Западной Украины действовал известный партизанский отряд Д.Н. Медведева, членом которого являлся знаменитый разведчик Н.И. Кузнецов. Начальником разведки отряда был упоминавшийся выше лейтенант А.Д. Цароев (1922 г.р.), начинавший войну под Брестом командиром роты 20-го полка 37-й Краснознаменной мотострелковой дивизии! Характерно, что в книге воспоминаний Д.Н.Медведева «Сильные духом» ингуш Цароев фигурирует под именем Володи, так как в период написания книги ингуши были репрессированы и находились в ссылке в Казахстане. А.Д. Цароев, награжденный орденом Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды, медалью «Партизану Отечественной войны I степени», был из армии депортирован и отбыл в Казахстане весь срок, «положенный» его народу.

В 1942-1943 гг. на Северном Кавказе успешно воевал партизанский отряд под руководством «товарища Андрея» (А. Устарханова из Ачхой-Мартана), в котором было много ингушей. Согласно сталинскому указу, все из выживших в боях также были депортированы в Казахстан и Среднюю Азию.

В декабре 1941 г. по заданию Чечено-Ингушского обкома ВКП(б) и командования Закавказского военного округа в Пригородном районе был сформирован ингушский партизанский отряд для ведения борьбы в тылу врага в случае оккупации. Возглавлял отряд полный Георгиевский кавалер, герой гражданской войны X.И. Орцханов (1896 г.р.), уроженец села Даттых. По причине запрета Сталиным иметь свои национальные формирования, отряд Орцханова был расформирован, едва германские войска стали откатываться на запад. Сам он 10 февраля 1943 г. был арестован органами НКВД в г. Орджоникидзе как «изменник Родины». 6 мая 1944 г. Особое совещание при НКВД (так называемая «тройка») вынесла ему приговор – 10 лет лагерей. Вернувшись 17 сентября 1953 г. из заключения, Хизир Орцханов лишь к концу 1960 г. добился реабилитации (ему вернули орден Красного Знамени и даже восстановили в партии).

Еще один партизанский отряд из ингушских «красных партизан» был сформирован в 1942 году. Командиром двухсот конных партизан-ингушей был Тоуси Шадиев. Лошадей, оружие и все снаряжение ингуши приобрели за свои деньги, а не за счет государства. Отряд Шадиева совершал глубокие вылазки в тыл противника, добывая информацию и нанося ощутимый урон противнику. В 1943 году отряду было приказано прибыть в г. Кропоткин Краснодарского края, где формировалась отдельная чечено-ингушская дивизия. Отряд был расформирован, а все бойцы представлены к высоким правительственным наградам, которые они так и не получили…

В партизанском отряде Тоуси Шадиева воевали: Кази Гантемиров, Айдемар Долаков, Ковди Шибилов, Карши Газдиев, Саад Гуцериев, Ислам Гагиев, Ахмед Хаштыров, Билан Ужахов, Исхак Чапанов, Сейт Султыгов, Ахмед Шадиев, Боппан Шадиев, Джош Чахкиев, Джабраил Гагиев, Багаутдин Арсанов, Бейсолт Таркоев, Бексолт Таркоев, Яни Баркинхоев, Ахмарза Нальгиев и другие.

Ингуши участвовали и в движении Сопротивления на территории оккупированной немецко-фашистскими войсками Европы (Х.-Б.X. Льянов и др.).

Из войны 1941-1945 гг. СССР вышел победителем. В ней Советская Ингушетия потеряла на полях сражений более 2 тыс. сынов и дочерей. 46 человек было представлено к званию Героя Советского Союза [19]. Лишь трое из них получили это звание через 50 лет после войны: Мальсагов А.Т. (посмертно, в 1995 г.), Оздоев М.А. (в 1995 г.), Костоев Ш.У. (посмертно, в 1995 г.).

Постоянно оправдывающиеся национальные историки, обществоведы и другие деятели идеологического фронта вынуждены были акцентировать мотив «мужественного сопротивления фашистским оккупантам и предательства группы национальных отщепенцев», объясняя депортацию «нарушением ленинских норм и социалистической законности». Как пишет С. Червонная по аналогичной проблематике в истории крымских татар, «последователи этой исторической версии до сих пор прилагают максимум усилий, чтобы подсчитать, сколько… сражалось и пало смертью героев в рядах Красной Армии, в партизанских отрядах, в антифашистском подполье…, и стараются подключить и задействовать все возможные исторические и моральные аргументы для того, чтобы доказать полную «невиновность» … народа»[20]…

Думается, правда действительно заключается в том, что «война раскаленным мечом рассекла «малочисленные народы Советского Союза на две части, в каждой из которых были люди, до конца испившие горькую чашу национальной трагедии. Одни встали на защиту Советской Родины в рядах Красной Армии. Другая же часть людей попыталась использовать возникший при военных потрясениях шанс освободиться от имперской и советской тирании. Они тоже сражались мужественно…»[21].

Ингуши (и чеченцы) оказались еще большими жертвами этой войны, во-первых, потому, что никакой коллаборации (как в Крыму, Карачае и Северной Осетии) в 1941-1944 годах не было (не принимать же всерьез одни и те же гэбистские заготовки, цитируемые в работах одних и тех же «историков» одной и той же «исторической школы»), ибо немцы не смогли оккупировать этнические территории ингушей и чеченцев. Во-вторых, потому, что около 500 военнопленных ингушей (за всю войну) по логике здравого смысла не могли стать причиной для осуществления государственного этногеноцида!

По словам видного в прошлом советского идеолога и политика, участника Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. А.Н. Яковлева, «точных данных о наших военнопленных нет до сих пор. Германское командование указывало цифру в 5 270 000 человек (Сходные данные приводит В. Андреев в опубликованной 7 мая 1999 г. в «Независимой газете» статье «Все круги ада: советские военнопленные во Второй мировой войне»: 2 285 000 чел. в первый год войны и 5 160 000 чел. к концу войны. – Авт.).

По данным Генштаба Вооруженных сил РФ, число пленных составило 4 590 000. Статистика Управления уполномоченного при СНК СССР по делам репатриации говорит, что наибольшее количество пленных пришлось на первые два года войны: в 1941 г. – почти 2 млн. (49 %), в 1942 г. – 1 339 000 (33 %), в 1943 г. – 487 000 (12 %), в 1944 г. – 203 000 (5 %) и в 1945 г. – 40 600 (1 %). Подавляющее большинство солдат и офицеров попало в плен не по своей воле, ранеными, больными. Не было боеприпасов и продовольствия; развалилось управление войсками. Количество перебежчиков даже в самом тяжелом 1941 году на участках, например, Западного фронта не превышало 3-4 % от общего числа попавших в плен»[22].

Известный общественный деятель дореволюционной России и русской эмиграции, лидер кадетов П.Н. Милюков в разгар Сталинградской битвы признал: «Русский народ не только принял советский режим как факт, он примирился с его недостатками и оценил его преимущества. Советский гражданин гордится своей принадлежностью к режиму. Он не чувствует над собой палки сословия, другой крови, дубину хозяев по праву рождения»[23]. Отсюда и сравнительно небольшое число добровольно сдавшихся в плен советских военнослужащих.

Тем не менее «дубина» все-таки была. В первые же дни войны, 28 июня 1941 г., издается совместный приказ НКГБ, НКВД и Прокуратуры СССР № 00246/00833/пр./59сс «О порядке привлечения к ответственности изменников Родины и членов их семей». Согласно этому приказу, военнослужащий, оказавшийся в плену, рассматривался как преднамеренно совершивший преступление. Никакие обстоятельства в расчет не принимались. Бойцов и командиров, вырвавшихся из окружения, встречали как потенциальных предателей и шпионов [24].

Кроме того, советские военнопленные, не защищенные международной конвенцией (Советский Союз не подписал Женевскую Конвенцию по обращению с военнопленными от 27 июля 1929 г. – Авт.), массами гибли в немецких лагерях, как от жестокого обращения, голода, так и от различных эпидемий. Смертность их составляла до 57, а местами до 87 % в год!

Лишь недавно стали появляться первые и весьма робкие попытки объективного понимания самой сути проблемы: ее причин, последствий, неискаженной картины этой человеческой трагедии и т. д.

* * *

После 50 лет официального абсолютного неприятия любых попыток объективного осмысления трагедии военнопленных, а особенно ингушей, чеченцев, балкарцев, карачаевцев [25], только теперь стало возможным обсуждение глубинных причин участия в немецких легионах советских военнопленных [26]. Самым же главным и трагичным для советских людей (всех национальностей), уже вкусивших досыта «прелестей» коммунистического «рая», было то, что, попав в плен и воюя на стороне немцев, они на самом деле попадали «из огня да в полымя». Потому что звериная сущность фашизма оказалась такой же, как и коммунизма. Можно согласиться с мнением, согласно которому советские солдаты, оказавшись в 1941-1945 годах по разные стороны баррикад, как бы продолжали гражданскую войну 1918-1922 годов.

Совершенно очевидно, что обстоятельства, непосредственно повлиявшие на то, что в вермахте были образованы национальные легионы (северокавказский в том числе)[27], имели объективный (внешний) и внутренний характер.

Под внешними обстоятельствами следует понимать сам характер политики нацистской Германии, намечавшей создание «на развалинах СССР геополитического наследника Российской империи – … ряда национально-государственных образований, которые стали бы проводниками германской политики, способствуя распространению ее влияния на Ближний и Средний Восток и далее – в Индию»[28].

Непосредственным обстоятельством, заставившим военно-политическое руководство Германии приступить к формированию этих частей, явился провал блицкрига осенью 1941 года, «повлекший за собой перспективу затяжной войны, к которой Германия была не готова. В этих условиях восточные легионы и казачьи части, наряду с другими национальными формированиями, были призваны хотя бы отчасти возместить потери и покрыть дефицит живой силы»[29]…

Другой автор это второе, как бы практическое обстоятельство ставит на первое место: «…Наличие огромной массы советских военнопленных летом 1941 г., возможность отбора среди них, а также проблема содержания их без значительных затрат (только в течение 1941 г. в плену от болезней, ранений и целенаправленного уничтожения со стороны охранного персонала погибло до 2-х миллионов советских военнопленных) – все это вместе, а также обстановка наступления германской армии зимой 1941/42 гг. привели к пересмотру высшим германским руководством отношения к иностранным формированиям в германских вооруженных силах.

В результате к середине 1942 г. сложилось совершенно иное отношение к иностранным войскам. Их создание стали форсировать и поощрять. Под факт формирования таких частей и соединений стали подводить идеологическую и политическую базу: во-первых, развалить Советский Союз самым надежным способом можно, разжигая национальную рознь между русским в целом с нерусскими национальностями»[30]. Последнее кажется спорным, ибо среди более 180 отдельных частей и соединений из военнопленных советских солдат и офицеров, созданных германским командованием, 75 было чисто русскими [31]. То есть русские и нерусские военнопленные, собранные строго по национальному признаку, все вместе воевали против общего врага – коммунистического Союза.

По большому и горькому счету желание победить сталинский режим, воюя в немецком стане, было трагическим самообманом. Потому что сталинский СССР и нацистская Германия были две страны с искаженной нравственной сутью, это были две одинаково ненормальные страны. И люди всех национальностей, попавшие в страшные исторические жернова, оказались жертвами этой вселенской военной и политической трагедии XX века.

В цитируемой выше работе В. Андреева есть весьма важная информация (которую мы ранее, естественно, не могли знать) о том, что немцы уже с сентября 1941 года «освобождали националов», за которых хлопотали члены различных украинских комитетов – как эмигрантских, так и создаваемых на Украине по мере ее оккупации. За военнопленных тюркских национальностей в декабре 1941 года заступался перед Гитлером турецкий генерал Эркилет, прибывший с визитом в Берлин. Но так как отпускать военнопленных-мусульман было некуда (в местах их проживания оставалась советская власть), то их переводили в формирующиеся «остлегионы», либо же немцы просто старались улучшить их условия жизни [32].

Как стало известно из недавно рассекреченных документов МГБ СССР, в 1942 году бывший командир Дикой дивизии легендарный Клыч Султан-Гирей (активнейший борец с большевиками на Кавказе в 1917-1922 годы), белый эмигрант, один из руководителей антисоветского северокавказского национального комитета при министерстве восточных областей Германии, лично участвовал в формировании национальных легионов из северокавказцев для борьбы со сталинским коммунизмом.

Впоследствии он был выдан англичанами Сталину и казнен вместе с атаманом Красновым, генералом Шкуро, генерал-лейтенантом фон Панвицем и др. в 1947 году во внутренней тюрьме МГБ СССР [33].

Как справедливо пишет об этих людях историк Н. Петров: «Можно по-разному оценивать их службу немцам, но своим идеалам они не изменяли, – продолжали бороться с большевиками, где и как только было возможно»[34]. То же самое относится и ко многим другим активным и убежденным борцам с Советской властью из числа кадровых офицеров царской армии, уроженцев Северного Кавказа, вынужденных эмигрировать из России после гражданской войны.

Из зарубежной военной историографии и эмигрантской прессы, ставшими доступными для нас лишь недавно [35], известно о том, что общее количество северокавказцев, попавших из плена в вооруженные силы Германии в 1941 году, составляло около 28 000 человек, офицеров – 175. Они воевали сначала в девяти этнических пехотных батальонах Северокавказского легиона.

Ингушей-легионеров в них было около 150 человек [36]. Участие столь незначительного количества ингушей в немецких вооруженных силах в годы войны фатальным образом определило трагическую судьбу всего народа в течение последующих десятилетий XX века!..

Военнопленных ингушей из концлагерей на территории Польши и Германии спасали В.-Г.Джабагиев, генерал Сафарбек Мальсагов и Созерко Мальсагов. Эти люди, имея высокий авторитет в эмиграции, зная о нечеловеческих условиях содержания советских военнопленных и пользуясь своим особым статусом (например, В.-Г.Джабагиев являлся в годы второй мировой войны уполномоченным турецкого Красного Креста и Полумесяца), специально искали по концлагерям ингушей, чеченцев и других северокавказцев. Спасали их прежде всего от физического уничтожения, а уже после призывали воевать за освобождение своей родины от большевизма на стороне вермахта [37].

Определенно можно говорить о том, что ингушская (как и вся кавказская) эмиграция в лице ее лучших и политически опытных представителей действительно предполагала использовать немецкое нашествие в заветном деле национального освобождения от советской империи своей истерзанной энкаведистским террором родины. Но «нацизм оказался несостоятельным союзником, а, точнее, не менее жестоким врагом, чем большевистский режим»[38].

Эмиграция была вовлечена в многоходовые и обреченные на исторический провал игры, в которых по существу оказалась пешкой [39].

Увы, никакие надежды на освобождение не могли осуществиться в силу исторической и военно-политической предопределенности: сталинский монстр оказался сильнее нацистского. И к концу войны ингуши, прошедшие все муки ада на полях сражений, в немецких концлагерях, в легионе, попадали в сталинские лагеря и депортацию…

Яндиева Марьям Джемалдиновна

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Исследование для данной работы проведено при частичной финансовой поддержке Программы Библиотеки Конгресса для государственных и общественных деятелей России «Открытый мир», утвержденной Конгрессом США (Раздел ЗОН дополнения к постановлению 1141 Палаты представителей) и осуществленной Американским советом по Международному Образованию: АСПРЯЛ\АКСЕЛС. Выраженные в данной статье мнения принадлежат автору и не обязательно совпадают с позициями Библиотеки Конгресса или Американского совета.

2. Ибрагимбейли Х.-М. Сказать правду о трагедии народов // Политическое образование. 1989, № 4. С. 62.

3. Подвиг народа Чечено-Ингушетии в Великой Отечественной войне // Газета «Зов времени». 2000, № 7.

4. Ибрагимбейли Х.-М. Северный Кавказ: геноцид, депортации и ЧП // Независимая газета, 1994, 12 июля.

5. Мальсагов А.У. Ингуши в войнах России X1X-XX вв. – Нальчик, 2002.

6. Шахов H.А. Казахстанцы – защитники Брестской крепости. – Алма-Ата, 1964.

7. Ингушский народ в годы войны 1941-1945 гг. Материалы научной конференции // Вестник научного общества учащихся школы-гимназии. Выпуск 3. – Назрань, 2002.

8. Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. 5-е изд. Т. 2. – М., 1983.

9. РГВИА. Ф.2077. Оп.1. Д.112.4.2. Л.795-795 об.

10. РГАСПИ (быв. Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС). Ф.17. Оп.43. Д.2450. Л 4.

11. Ибрагимбейли X.М. Крах «Эдельвейса» и Ближний Восток. – М.: «Наука», 1977. С. 177-178.

12. Уралов А. (А. Авторханов). Убийство чечено-ингушского народа. – Мюнхен, 1952. С. 55-56.

13. Мальсагов А.У. Ингуши в войнах России XIX-XX вв. – Нальчик, 2002. С. 216-217.

14. Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. 5-е изд. Т. 2. – М., 1983. С. 324.

15. Боков А. Операция, преданная забвению // Газета «Зов времени». 2000, № 7.

16. William Tieke. Der Caucasus und das Öl. Dei deutsch-soujetische Krieg in Caucasian 1942-43. Munin Verlag Gmbh. Osnabrach, 1970. С. 223-234 (Отрывки из данной работы перевел с немецкого Б. Газиков. – М.Я.).

17. Абзатов М. Чечено-Ингушская АССР в Великой Отечественной войне Советского Союза. – Грозный, 1973.

18. Мальсагов А.У. Ингуши в войнах России XIX-XX вв. – Нальчик, 2002 С. 225.

19. Амирханов А.Б. (1917 г. р.), Арчаков Д.С. (1916 г. р.), Бузуртанов М.А. (1919 г.р.), Гудантов Р.Б., Добриев Ю.У. (1917 г.р.), Евлоев М.А. (1922 г.р.), Мальсагов М.-Г.З. (1923 г.р.), Эсмурзиев М.А. (1916 г.р.), Хамхоев М.М. (1910 г.р.) и др.

20. Червонная С. Татарский Крым в пламени Второй мировой войны. // Ас-Алан. – М., 2002, № 1(30). С. 260.

21. Там же. С. 268.

22. Яковлев А.Н. Омут памяти. – М., 2001. С. 418-419.

23. Советская Россия. 2002, 15 августа.

24. Яковлев А.Н. Омут памяти. С. 419.

25. «Тотальная депортация физически уничтожила 30-50 % численности каждого депортированного в 1941-1945 годах народа, причем среди погибших от морозов, голода и террора войск НКВД более 60 % были дети от грудного возраста до 16 лет…». (Ибрагимбейли Х.-М. Северный Кавказ: геноцид, депортации и ЧП // Независимая газета. 1994, 12 июля).

26. «Комплектовались воинские формирования в основном из советских военнопленных и недовольных советской властью представителей всех национальностей, главным образом, из русских и украинцев: (армия генерала Власова), Украинская повстанческая армия (УПА), 14-я дивизия СС «Галичина», организация украинских националистов (ОУН), кавказский батальон «Бергман», состоявший из кабардинцев, балкарцев и терских казаков, грузинский, армянский, туркестанский легионы, казачий карательный батальон 91-го горнострелкового полка 49-го горнострелкового корпуса немецко-фашистской армии, действовавший в Карачае и Черкессии в 1942-43 гг. В начале 1943 г. в составе немецко-фашистской армии насчитывалось 176 батальонов и 38 рот из советских граждан, сформированных германским командованием. Общая численность их – до 150 000. Большинство из них образовали «Русскую освободительную армию» (РОА) под командованием бывшего командующего 2-й Ударной армией РККА генерал-лейтенанта А.А. Власова. К концу войны РОА насчитывала 300 тыс. человек. (Фактически на порядок меньше. К весне 1945 г. Власову удалось сформировать и полностью укомплектовать личным составом и вооружением лишь две полноценные дивизии. Дислоцировались они в Чехословакии. Было еще несколько отдельных частей РОА, действовавших на различных участках советско-германского фронта и несших в основном охранно-полицейские функции). Еще в конце 1941 года германским командованием была сформирована казачья карательная дивизия СС в составе пяти полков. После захвата Ростова-на-Дону и всей Ростовской области в г. Новочеркасске германское командование создало «Донской казачий комитет», в состав которого вошли белоэмигранты и недовольные советским тоталитарным режимом советские граждане. В Польше была сформирована в 1943 году «Добровольческая» казачья дивизия под командованием кавалерийского генерала вермахта эсесовца фон Панвица, зондеркоманда СС – ЮА в Краснодарском крае, карательные отряды «группы Шмидта» и восточные батальоны, действовавшие на Смоленщине. В 1944 году, летом, «Добровольческая» казачья дивизия вошла в личное подчинение рейхсфюрера СС Гиммлера и была переименована в корпус СС, который вместе с германскими войсками и четниками Драже Михаиловича сражался против югославских партизан и Красной Армии… Общее количество советских граждан, с оружием в руках сражавшихся на стороне Германии, достигало 1 миллиона человек»… (Ибрагимбейли X.-M. Северный Кавказ: геноцид, депортации и ЧП // Независимая газета. 1994,12 июля).

27. См. Приложение 1 к Разделу 1.

28. Дробязко С.И. Вторая мировая война 1939-1945. Восточные легионы и казачьи части в вермахте. – М.: ACT, 1999. С. 3.

29. Там же. С. 3.

30. Похлебкин В.В. Великая война и несостоявшийся мир 1941-1945-1997. Военный и внешнеполитический справочник по истории Великой Отечественной войны и ее международно-правовым последствиям с 22 июня
1941 г. по 31 августа 1994 г. – М.: Арт-Бизнес-Центр, 1997. С. 127.

31. Казачьих частей (из донских, кубанских и терских) было 21, мусульманских (татары, башкиры, крымские татары, казахи и узбеки) – 42, азербайджанских – 13, северокавказских – 12, грузинских – 11 и армянских – 8. При этом формирования из трех прибалтийских народов как арийцев входили в систему ведения войск СС (сведения из вышеуказанной книги В. Похлебкина. – Авт.).

32. Андреев В. Все круги ада: Советские военнопленные во Второй мировой войне // Независимая газета. 1999, 7 мая.

33. См.: Доклад министра госбезопасности СССР генерал-полковника Виктора Абакумова Сталину. 7 января 1947 года. // Коммерсант Власть. 2001, 4 сентября. С. 61.

34. Петров Н. Чем Шкуро хуже Судоплатова // Коммерсант Власть. 2001, 4 сентября. С. 61.

35. Joachim Horftnan / Caucasian 1942/43. Das deutsche Heer und die Orientvolker der Sowjetunion. Rombach GmbH, 1991. Журналы: «Свободный Кавказ», «Кавказ», «Часовой» и др., издававшиеся в 50-70-е годы в Западной
Европе.

36. Ингушская рота в 836-м батальоне Северокавказского легиона, состоявшая из 4-х взводов, была создана наряду с другими, более многочисленными этническими ротами: осетинской, кабардинской, дагестанской и чеченской. Неполный список ингушей-легионеров составил по памяти бывший легионер Али Матиев: Аджигов Дауд, Албаков Идрис, Амирханов Исмаил, Арчаков Яхъя, Аушев Хажмурад, Аушев Яхъя, Бичиев Исраил, Богатырев Мовсар, Дакиев Умар, Далиев, Дарсигов Иса, Джаниев Абдул-Вагап, Дзауров Магомет, Дзейгов Абдул-Хамит, Дзортов Наиб, Додов Амарал, Дугиев Магомет-марза, Дударов Умар, Евлоев Орцха, Караджев Магометгирей, Кодзоев Ахмет, Кодзоев Бейсултан, Костоев Уматгирей, Котиев Висха, Котиев Магомет, Кузигов Хажмурад, Куриев Туган, Льянов Абу, Льянов Хаджи-Бекар, Мальсагов Уматгирей, Мальсагов Хаматхан, Манкиев Усман, Матиев Али, Мурзабеков Юсуп, Муталиев Саварбек, Муцольгов Уматгирей, Сагов Исса, Саутиев, Тангиев Абукар, Тебоев Беслан, Халухаев Сакоп, Хамхоев Висангирей, Хасиев Халид, Хулохоев Усман, Хутиев Дауд, Цечоев Абу, Цицкиев Висангирей, Чумаков Ибрагим, Яндиев Ибрагим, Яндиев Усман, Ярижев Умар.

37. См. Приложения 2 к Разделу 1.

38. Предисловие к статье С. Червонной «Татарский Крым в пламени. Второй мировой войны» // Ас-Алан. – М.: 2000, № 1 (3). С. 258.

39. Подробно об этом в кн.: Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками. Сборник материалов в 3-х томах. Т. 2. – М.: Юридическая литература. 1966. С. 220-226.

ПРИЛОЖЕНИЯ

I

Joachim Hoffman

Die Ostlegionen 1941-1943.

Turkotataren, Kaukasier und Wolgafinnen im deutsche Herr

Freiburg, Verlag Rombach, 1976.

(Перевод с немецкого языка Б. Газикова)

«…В октябре 1941 г. руководством отдела Абвер II, входившего в структуру Верховного Главнокомандования вермахта, для специальных защитных целей было создано соединение из тюркотатарских и кавказских военнопленных, которое было подчинено двум офицерам вермахта. Туркестанское соединение возглавил майор Майер-Мадер, кавказское –оберлейтенант запаса профессор Оберлендер…

…Оберлендер хотел создать возможность кавказцам для освобождения своих родных мест… Собранное из большого числа кавказских добровольцев численностью до полка (2300 человек) кавказское спецсоединение «Бергман» зимой 1942/42 гг. состояло из 5-ти рот, которые состояли из армян, азербайджанцев, грузин, северокавказцев, ингушей, чеченцев, кабардинцев, балкарцев и т. д. (По имеющимся сведениям, общее количество ингушей, воевавших в «Бергмане», составляло 8 человек. – М.Д.). После специального обучения в высокогорье в Митгенвальде в начале августа 1942 года ему удалось участвовать с батальоном в боях на передней линии на Северном Кавказе…

…8 февраля 1942 года был создан грузинский и армянский легионы. Первый, кроме грузин, включил в себя представителей горских народов – осетин, абхазов, адыгов, черкесов, кабардинцев, балкарцев и карачаевцев…

…Из III батальона выделился в Папротне кавказско-магометанский легион во главе с майором Ригелем. Грузинский легион под командованием капитана Хуселля и армянский под командованием капитана Кучера получили в Весоле для своего расположения тренировочный лагерь Рембертов. Чтобы устранить возможные противоречия между национальностями грузинского легиона, представители всех северокавказских народов и племен были включены 2 августа 1942 г. в Весоле в собственный северокавказский легион во главе с капитаном Хуселле…

…После сформирования и определения мест дислокации в августе 1942 г. в подчинении у командования восточных легионов в Рембертове состояло 6 национальных легионов из представителей народов Средней Азии, Кавказа и Верхней Волги:

1. Туркестанский легион в Легионово…

2. Кавказско-магометанский (позднее азербайджанский) легион в Йедльне для азербайджанцев.

3. Северокавказский легион в Весоле для народов и племен Северного Кавказа в следующей группировке: абхазы, адыги, черкесы, кабардинцы, балкарцы, карачаевцы, чеченцы, ингуши, кумыки, ногайцы; из Дагестана – аварцы, ахвахцы, андийцы, багулальцы, ботлихцы, хваршинцы, дидойцы, годоберинцы, каратинцы, тиндальцы, чамальцы, даргинцы, кайтагцы, кубачинцы, лакцы, лезгины, агулы, цахуры, рутульцы, табасараны, удины, а также курды, талыши, таты и северные осетины.

4. Грузинский легион в Крушине для всех грузин, включая аджарцев, гурийцев, имеретинцев, кахетинцев, лазов, мингрелов, сванов и южных осетин.

5. Армянский легион в Пулави для всех армян, включая карабахцев.

6. Волготатарский легион в Йедельне для уфимских и казанских татар, башкир, мари, мордвин, татаро-говорящих чувашей и удмуртов.

Перед вступлением в легионы все будущие легионеры должны были пройти через предварительный или специальный лагерь в Беньяминове для туркестанцев и северокавказцев…

…Полевые батальоны 1-й волны, которые к осени 1942 г. были в более или менее готовом состоянии, ушли на фронт:

6 туркестанских батальонов –450, 452, 781, 782, 783, 784;

два азербайджанских – 804, 805;

три северокавказских пехотных батальона – 800 (черкесы), 801 (дагестанцы), 802 (осетины)…

…В 1943 году под командованием штаба восточных легионов состояло 53 полевых батальона численностью 53 тыс. человек.

…В качестве национальных лагерей были предусмотрены:

Dulag 112 в Гадьяче для грузин,

Dulag 120 в Миргороде для северокавказцев,

Dulag 127 в Лохвице для армян,

Dulag 200 в Примуке для азербайджанцев,

Dulag 137 в Ромны для туркестанцев…

…162 пехотная дивизия разделилась на 5 национальных легионов:

Туркестанский легион во главе с подполковником Ристовым,

Азербайджанский легион подполковника Икскюля Рилленбанда,

Грузинский легион подполковника Гейне, затем подполковника Линде,

Армянский легион подполковника Энгхольма.

Служащих северокавказского легиона майор Майер-Мадер, следуя положению оберлейтенанта запаса Герхарда фон Биттенфельда, поделил по национальной принадлежности, так что весь этот легион составился из четырех различных групп народов:

1. Абхазы, адыги, черкесы, кабардинцы, балкарцы, карачаевцы.

2. Осетины.

3. Ингуши, чеченцы.

4. Аварцы, даргинцы, лакцы, лезгины со своими подгруппами, далее ногайцы, кумыки.

…Была возможность образовать северокавказское полевое соединение: из 1-й и 2-й групп – полубатальон (842 и 843), из 3-й группы – усиленную роту (1/844) и из 4-й группы – взвод (2/844).

Число бывших в распоряжении германского командования северокавказцев было так незначительно, что Штауффенберг 15 августа 1942 г. приказал прервать формирование северокавказского легиона при 162 пехотной дивизии. Все прибывавшие северокавказцы должны были поступать в северокавказский легион при штабе восточных легионов, а сооружения, в которых располагался северокавказский легион в Миргороде, были переданы в распоряжение 2-го Туркестанского легиона…

Вербовка советских военнопленных

До сих пор остались неразработанными вопросы о том, как могло случиться, что военнопленные красноармейцы стали солдатами немецкого вермахта. Советская публицистика, как только начинает говорить об этих процессах, считает всех без исключения советских граждан, которые сотрудничали с немцами, изменниками и предателями родины, несмотря на мотивы, которые могли быть различными, по собственной воле или нет: «Служить в фашистской армии – величайшее преступление»… Между тем участие военнопленных солдат, особенно тех, которые считают себя представителями угнетаемого меньшинства ведущих из политических и религиозных соображений борьбу против правительства своей страны – распространенное явление новейшего времени…

Обучение легионеров

…В штабе 162 пехотной дивизии была создана специальная библиотека с публикациями и изданиями о Ближнем Востоке, доступная для всех интересующихся. Приказом по дивизии от 12 августа 1942 года в каждом легионе еженедельно офицер читал лекцию о соответствующей народности…

…Как, в общем, и русские солдаты, так и легионеры, при атаке показывали небольшое стремление к самоотверженному поединку. При соприкосновении друг с другом, особенно если противостоящая часть была той же национальности, они оказывались удивительно бездеятельными. В этом отношении подтверждалось исключение из правил, особенно северокавказцами, сродненными с горной страной, как, например, ингушами, о которых отзываются как о хороших, отважных бойцах…

Пропаганда в восточных легионах

…Существовал «пропагандистский взвод восточного легиона» под руководством гауптмана Мронговиуса, в котором прошедшие обучение легионеры с помощью громкоговорителя обращались на родном языке (русском, туркестанском, узбекском, азербайджанском, кумыкском, черкесском, чеченском, осетинском, грузинском и армянском) к своим землякам в легионах. Эти передачи могли сопровождаться музыкой, так как отдел пропаганды вермахта в Верховном командовании, а также Министерство рейхс-пропаганды (служба «Венета») предоставили в распоряжение этого взвода большое количество пластинок и магнитофонных лент с записями русской, туркестанской и кавказской инструментальной и вокальной музыки. Фильмы также были поставлены на службу пропаганды. И легионеры, по меньшей мере, раз в неделю могли участвовать в просмотре фильма…

Печатная пропаганда состояла в планомерной поставке в легионы газет, журналов и прочих материалов, которые большинством легионеров могли быть прочитаны благодаря тому, что число неграмотных в восточных легионах было незначительно. Распространялись иллюстрированный журнал «Сигнал» и газеты: «Новый путь», «Новое слово», «Доброволец», позднее газета «Кавказ», издававшаяся Северокавказским национально-освободительным движением. Редактором ее был Маниус Мансур (Авторханов).

…Распространялись также газета «Газават», которая выходила на русском языке с приложениями на северокавказских языках (карачаево-балкарском, чечено-ингушском, кумыкском, осетинском, адыгейском и лезгинском).

…Образованная в рамках 162-й пехотной дивизии штабная певческая капелла, грузинский хор, а также грузинский, азербайджанский и туркестанский театральные и игровые ансамбли дали много представлений при принятии присяги, на праздниках независимости.

…На конференции 26/27 августа 1942 года было принято решение: обратить внимание на религиозные обычаи легионеров, насколько это позволяют требования службы. Так, во время ежедневных молитв военная служба не проходила. Также должно было быть уделено внимание религиозным праздникам. В каждую пятницу мусульмане освобождались от службы с 16-ти часов. Во время Рамадана, 9 октября с обеда и 10 октября до обеда, были также свободны для того, чтобы легионеры могли принять участие в большой молитве под руководством муллы легиона.

…По решению конференции от 26/27 августа 1942 года было разрешено осуществлять погребение умерших легионеров мусульманской веры по ритуалу своей религии. Лицо и ноги умерших покрывались белой материей, гробы с флагом легиона покрывались предварительно белой тканью и с помощью компаса ориентировались на Мекку, а вместо крестов ставились надгробные камни и доски с полумесяцем…

По предложению генерала от кавалерии Кёстринга, в каждую роту был введен мулла в ранге группенфюрера…

«…Сегодня мы взялись за оружие, чтобы добиться независимости… Наша цель: разрушение большевизма, построение независимого государства, создание вечного союза с Германией», – так описывал северокавказский оберлейтенант Сосырко смысл своей борьбы» (Созерко Мальсагов – идейный и убежденный враг советской власти, оказавшийся в немецком плену в 1939 году. Надеясь на помощь немцев в создании независимой кавказской Конфедерации, он воевал в Северокавказском легионе с 1942 по 1944 годы. В одно время был командиром ингушской (штабной) роты в 836-м батальоне. – М.Д.)

II

Joachim Hoffman

Caucasian 1942-43.

Das deutsche Heer und die Orientvolker der Sowjetunion

Rombach Verlag. Freiburg, 1991, 184-211.

(Перевод с немецкого языка А. Москаленко)

«…Когда немецкие войска в июле-августе 1942 года наступали на Кавказ, аварец Шамиль (Внук имама Шамиля), постоянно проживающий в Турции, вместе с жившим там же ингушом Джабаги, бывшим президентом Северокавказской республики, и приехавшим из Швейцарии кумыком Бамматом, бывшим министром иностранных дел этой республики, настояли на проведении в Берлине переговоров о политическом будущем своей родины с Министерством иностранных дел и Восточным министерством, которые прошли, тем не менее, неудовлетворительно.

Шамиль, желавший поставить освободительное движение под знамя легендарного имама, отошел от сотрудничества и возвратился назад в Турцию. Его доверенное лицо, генерал Бичерахов, который был временно еще членом «Северокавказского особого корпуса», образованного при немецком содействии из авторитетных личностей разных народов, в заключение был незаконно лишен обещанных политических полномочий.

Сам Бичерахов, награжденный высокими британскими орденами, в 1918 году оказал существенное содействие в захвате пресловуто знаменитых 26 большевистских комиссаров во главе с Шаумяном, которые «осуществляли в Баку жестокий террор», и, как указано в советских публикациях, «в сентябре 1918 года были убиты английскими интервентами зверским образом».

После выхода Бичерахова из организации в «Северокавказском особом корпусе» состояли следующие лица: черкесский генерал, князь Султан Клыч-Гирей, командир состоящей из северокавказцев так называемой Дикой дивизии армии генерала Деникина в период Гражданской войны, чеченец Тукаев, затем осетины Байтуган и инженер Кулатти.

В Ставрополе из представителей других кавказских народов в ноябре 1942 года также образуется «Особый штаб Кавказа», которому, вопреки обещаниям, данным ранее в Германии инстанциями, политически относящимися к службе безопасности, предоставляются только лишь незначительные возможности деятельности и который разочаровывается в своих ожиданиях.

После этой двойной игры представлять интересы северокавказцев взяли на себя Северокавказская национальная комиссия (уже в 1944 году преждевременно названная «Национальный комитет Северного Кавказа»), которая стремилась достичь признания независимости более гибкой политикой с немцами и, разумеется, хотела остаться в хороших отношениях с командованием Восточных легионов.

После возвращения президента Джабаги обратно в Турцию, а также ухода Баммата и черкеса Намитока, фактически делами комитета стал управлять осетин Кантемир, соиздатель ежемесячного журнала «Кавказ», выходившего на нескольких языках в Париже (В.-Г.Джабагиев, Г.Баммат и др. представители горской эмиграции первой волны, осознав тупиковость и историческую бесперспективность союза с немцами, раньше других разорвали все отношения с последними. – М.Д.).

Действительным председателем и представителем комитета был аварец, инженер Магома. Руководителем военного штаба после смерти Кулатти в 1944 году стал майор Дударов, также осетин, который окончил военную академию им. Фрунзе и в 1942 году был взят немцами в плен. Офицером для связи с Северокавказским легионом был аббат, офицером связи с немецкой стороны – лейтенант Хуммель.

В Северокавказскую национальную комиссию, помимо аварца Мусайясула, кабардинца Жакана, осетина Элегкоти, входили еще некоторые лица, которые, однако, были приняты в неё только из уважения к их происхождению и роду.

Несмотря на разнородный состав, Северокавказская комиссия работала, тем не менее, удовлетворительно, хотя возникали едва ли достойные упоминания трения, за исключением конфликта с национальными представительствами карачаевцев, кабардинцев, балкарцев, осетин, которые образовались в оккупированных кавказских областях и среди беженцев (Характерно, что подобных представительств ингушских и чеченских не было, что объясняете» следующими обстоятельствами: 1) немцы не оккупировали Ингушетию и Чечню, 2) отсутствовали беженцы из числа ингушей и чеченцев. – М.Д.).

Названные лица были признаны в качестве членов образованного в 1943 году Северокавказского Объединенного штаба, в который также вошли генерал, князь Клыч-Гирей, Тукаев, дагестанец лейтенант Калмыков и некоторые другие.

Северокавказский Объединенный штаб в 1943 году выпускает под редакцией Кантемира собственный ежемесячный журнал «Северный Кавказ», который рассматривает не только военно-политические вопросы современности, но и темы из истории северокавказских народов. Еще большее значение приобретает еженедельник Северокавказского национального освободительного движения – «Газават», формально контролируемый Отделом военной пропаганды Главного штаба вооруженных сил Германии, а фактически редактируемый – под личную ответственность – советским профессором, чеченцем Мансуром (Авторхановым).

Этот журнал, эффектно оформленный и написанный в традициях освободительных войн XIX века при имаме Шамиле, издавался на русском языке (редактор Гобашев); было и национальное издание (редактор Султанов) со статьями на адыгейском, аварском, кумыкском, осетинском, чеченском и иногда на дагестанском языках, которое пользовалось большой популярностью у легионеров.

«Газават» 19 мая 1944 года от имени Северокавказского национального освободительного движения протестовал против проводимой советским правительством нечеловеческими методами депортации карачаевцев, чеченцев, ингушей и других народов в необжитые области Сибири, указывал на чудовищные жертвы среди людей и называла этот факт геноцидом.

Под этим впечатлением северокавказцы, как и перед войной, сплотились для совместных действий с закавказскими народами: азербайджанцами, грузинами и армянами. Идея создать единый, свободный, независимый Кавказ, т. е. объединиться с остальными кавказскими народами в рамках Конфедерации, возникшей еще в 1918 году, стала новым стимулом, когда осенью 1944 года организовался Комитет освобождения народов России (КОНР) под командованием русского генерала Власова.

Единодушие среди представителей кавказских народов, включая северокавказцев, заключалось в том, что необходимо было в противовес КОНРу создать общий орган в виде «Кавказского Совета». По инициативе азербайджанской стороны президентом должен был стать северокавказец, ибо таким путем надеялись избежать возможной мелочной ревности среди азербайджанцев, грузин и армян.

Кавказским советом, учрежденным еще в октябре 1944 года, где северокавказцев представлял Кантемир, двигала идея объединения и сотрудничества четырех кавказских народов, которая после освобождения Конфедерацией четырех национальных государств – Северного Кавказа, Азербайджана, Грузии и Армении – должна была стать государственно-правовой реальностью.

Восточное министерство Германии и Главное управление СС проявили большую готовность признать политические цели кавказцев на этой основе. Хотя национальные представительства кавказских народов получили признание в качестве национальных комитетов, тем не менее, они должны были продемонстрировать, что собственные национальные устремления отстаивают на стороне немцев. Между тем, о признании Кавказской конфедерации рейхсминистр Розенберг официально высказался лишь в марте 1945 г.

Если Кавказский Совет (Кавказский Комитет) стремился к политическому сотрудничеству разных народов, то целью создания в это же время Кавказского военного совета было объединение национальных легионов в единую кавказскую освободительную армию под командованием северокавказского генерала Бичерахова в качестве генерального инспектора. Он крайне долго задерживал на этом этапе войны данное предприятие и отклонил предложение.

Восточные легионы, фактически не подчиненные генералу добровольческих частей в Главном командовании сухопутных сил (ОКН), а также еще не переставшие действовать их полевые части, подчинялись немецкому военному командованию. Тем не менее Главное управление СС, в конкуренцию легионам сухопутной армии, аналогично Восточнотурецкой войсковой части СС, приступило в сентябре 1944 года к формированию Кавказской войсковой части, включающей несколько войсковых групп (полков).

Так как СС сама не располагала достаточными личными резервами, то Северокавказская войсковая часть формировалась в Верхней Италии из Добровольческой бригады «Северный Кавказ». Беженцы с Кавказа имели здесь, с центром в Палуцце, собственное поселение с автономным управлением и находились под военной защитой добровольческой бригады, пополняемой из их рядов.

Руководство Северокавказской войсковой частью, в которой все офицерские места занимали бывшие офицеры царской армии северокавказского происхождения, взял на себя, по желанию северокавказцев, черкес, полковник Улагай…» (Судьба этих северокавказцев трагична: все они (военные и гражданские лица, независимо от пола и возраста) были выданы в 1945 году англичанами Сталину и погибли в концлагерях либо казнены. – М.Д.).

III

Али Матиев

Из воспоминаний легионера

Рукопись. Личный архив автора.

…Наша рота создавалась в городе Весела, в Польше, в самом конце 1942 года.

Собралось около полутораста человек ингушей, освобожденных из немецких лагерей для военнопленных. Освобождали нас члены Международного Красного Креста, а координировал эту работу по северокавказцам Вассан-Гирей Джабаги. В некоторые лагеря приезжали сами Вассан-Гирей и Сафарбек Мальсагов, живший в Польше.

Наша рота занималась охраной гражданских и военных объектов в Веселе и в других местах. Позже охрана была основной службой нашей роты.

В Веселе дислоцировалась не только наша рота, но и весь 836-й батальон Северокавказского легиона под командованием капитана вермахта Ланге, который впоследствии погиб на Украине в танковом бою.

В 836-й батальон входили также адыгейская (кабардинцы, черкесы, собственно адыгейцы, абазины), осетинская и чеченская роты. Они служили рядом с нами. Командиром нашей роты был Созерко Мальсагов, а у чеченцев – Ади Умаров. Рота делилась на четыре взвода.

В 1942 году в Берлине Северокавказским комитетом была учреждена газета «Газават», редактором которой стал Маниус Мансур (Абдурахман Авторханов). Она выходила один раз в неделю на русском языке с приложениями на осетинском, чечено-ингушском, кумыкском языках. Ингушским отделом в редакции «Газават» руководил Сагов Иса, редактором осетинского отдела был Александр Баев (он остался в Европе после окончания войны). Сагов Иса живет в Турции.

В каждой роте (и в нашей тоже) существовало специальное помещение, в котором легионеры могли читать «Газават» и другие газеты и журналы на русском языке. Там же слушали национальную музыку. Пластинки привозили из Парижа. Легионеры писали в «Газават» статьи и письма, кто-то сочинял и печатал стихи на ингушском и русском языках.

В роте был свой мулла и человек, призывавший к молитве (Муэдзин). Совместный намаз в роте совершали все в пятницу в отдельном помещении. Во время намаза немецкие военнослужащие следили, чтобы никто не мешал молитве. Вообще, немцы с уважением относились к нашим религиозным чувствам.

Наша рота на смотре строевой подготовки заняла первое место по легиону, после этого ей было присвоено почетное звание штабной. В легионе это было очень престижно: элитное подразделение.

Во время строевых занятий и походов наша рота исполняла свой марш, пели его на ингушском и на русском языках. Пели мы и религиозные песни – назмы.

В 1944 году наш батальон был передислоцирован на Украину в Кировоградскую область для охраны гражданских объектов. Перед отправкой разговоры были, что отправляют в Карпаты. Мы организовали прощальный вечер с застольем. Зарезали корову, приготовили дулх-халтам (мясо с галушками. – М.Д.), другие блюда, купили разные напитки. Вечер проходил по ингушским традициям: во главе стола сидели старшие по возрасту, уважаемые люди. Кто-то из них спросил у нас, откуда такой щедрый стол. На что один из младших легионеров ответил, что, мол, корова, не с Кавказа…

Когда мы еще находились в Польше, к нам в гости приходила дочь Вассан-Гирея – Джанет. Была она тогда совсем молодая девушка и с очень большой любовью, как к родственникам, относилась к нам. Все старались оказать ей внимание, дарили конфеты, и кто что мог…

…Большинство ингушей, оказавшихся в легионе, попали в плен после обороны Брестской крепости. Среди легионеров даже говорили, что Гитлер, удивленный долгой обороной крепости, послал в Брест Отто Скорцени для выяснения того, кто так удерживает крепость. Как рассказывали офицеры легиона, после поездки Отто Скорцени доложил Гитлеру, что наиболее ожесточенное сопротивление оказывают обороняющие крепость ингуши и чеченцы…

Надо сказать, что в Бресте до войны служило много призывников из Чечено-Ингушетии, и уже перед самым началом наступления немцев в Брест привезли целый эшелон из Грозного с вайнахами…

Однажды заместитель командира батальона обер-лейтенант Гельде, желая указать ему на место, допустил в отношении ингуша-легионера некорректную реплику. Оскорбленный легионер, не раздумывая, избил офицера. Это было серьезное происшествие, и легионеру грозил расстрел. Однако нам удалось отстоять своего товарища. Он избежал наказания. Вообще легионеры-ингуши никогда и никому не позволяли оскорблять себя – вели себя, как подобает ингушам. Поэтому немецкое командование относилось к нам с уважением…

Издание подготовлено Ингушским отделением Международного историко-просветительского, благотворительного и правозащитного общества «Мемориал» в рамках программы «Защита и возрождение духовного наследия ингушского народа».

http://ghalghay.com


Количество просмотров: Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Есть вопрос или комментарий?..


Ваше имя Электронная почта
Получать почтовые уведомления об ответах:

| Примечание. Сообщение появится на сайте после проверки модератором.


Вернуться в раздел Статьи

Соседние подразделы:
70 лет спустя...
История
Документы
Фото
Аудио
Видео
Слушать online
НТРК "Ингушетия"
Местное время
Рассылка новостей
Общение на сайте
Online
Поиск по сайту
КонтактыПредседатель областного чечено-ингушского этнокультурного объединения «Вайнах», член областной Ассамблеи народа Казахстана- Увайс ХаважИевич Джанаев...
Открыть раздел Контакты
Жду тебяВ этой рубрике вы можете разместить заявку о человеке которого вы ищете в городах Алматы, Астана, Актау, Атырау, Караганда, Кокчетав, Павлодар, Экибастуз или просто в общую рубрику....
Открыть раздел Жду тебя
КазахстанРеспублика Казахстан является унитарным государством с президентской формой правления, утверждающее себя светским, демократическим, правовым и социальным государством, высшими...
Открыть раздел Казахстан
ДепортацияРаздел приурочен к 31 Мая, Дню памяти жертв политических репрессий сыновей и дочерей вайнахского народа, судьба которых так или иначе связала с Казахстаном....
Открыть раздел Депортация
Час творчестваВы пробуете писать... Вам есть что рассказать... Вы хотите поделиться своими мыслями... Пишите и присылайте на наш адрес. Материалы, прошедшие модерацию, будут опубликованы на сайте....

Открыть раздел Час творчества
Оставьте запись в нашей гостевой книге - мы будем искренне рады!...

Открыть раздел Гостевая книга
ОО ЧИЭКО "Вайнах" выражает благодарность администрации сайта www.e-chechnya.ru за предоставленную программу....
Открыть раздел Переводчик online