О насМухаммад (с.а.в.)Мекка onlineГрозный onlineЛунный календарьСМИ о насКонтакты
Журнал для женщин
Обратная связь

История

 

Арапханова Л.Я. // Монография «Спецпереселенцы:

история массовых репрессий и депортация ингушей в ХХ веке».

М. Андалус. 2004.

 

 Трагические события прошлого века оставили глубокий с лед в истории ингушского народа. И так малочисленный по своему составу народ на протяжении ХХ века претерпел ряд войн и социальных потрясений, в том числе и депортацию, в результате которой погибла половина населения. Для ингушей это был век кровопролитий и сталинско-бериевской экзекуции. Страна советов, в чьи идеалы так свято верили все народы, стала для них тюремным лагерем, в котором покалечены тысячи и тысячи человеческих судеб.14 декабря 1943 года за 4 месяца до выселения вышло постановление Совнаркома СССР, предусматривавшее комплекс мероприятий о депортации репрессированных народов и их расселении на территории Казахстана и Киргизии, то есть постановление это уже было разработано, а вопрос о ликвидации национально – государственных образований депортируемых народов - еще не был оформлен на уровне Президиума Верховного Совета СССР.Конечно, здесь не могло быть и речи о правовом содержании текста Указа даже с позиции господствовавшей в стране юридической доктрины, не допускавшей объявления целых народов преступниками, хотя на самом деле внутренняя политики сталинизма, фактически ставила то одну, то другую нацию в положение преступной.План принудительного переселения окончательно определился в середине декабря 1943 года. Для поддержания порядка в новых местах поселений намечалось открыть 145 районных и 375 поселковых спец. комендатур с 1358 сотрудниками.
 Все мероприятия по депортации были тщательно законспирированы и проводились под видом военных учений солдат Красной армии в горных условиях. В сообщении от 10 февраля 1944 года секретаря Галашкинского РК ВКП (б) Мицоев говорит, что повсеместно в райкомах горных районов состоялись заседания РК ВКП (б), которые разработали конкретные мероприятия для обеспечения подготовки тактических учений войсковых частей Северокавказского военного округа в горных условиях (Постановление бюро обкома и СНК Чечено-Ингушской АССР от 20 января 1944 года «О проведении районных совещаний работников сельских Советов, колхозов»). Предполагалось мобилизовать 1200 лошадей и волов. Были выявлены скрытые лошади около 100 голов, допускались беззакония со стороны бывшего военкома лейтенанта Тунина, предполагалось сделать дорогу 30-35 км, отремонтировать 5 мостов, заготовить 600 м куб. гравия. Все это было выполнено.


1. Операция намечалась на 23 февраля 1944 г. Ее проведению было посвящено специальное решение СНК и Чечено-Ингушского обкома ВПК (б) «Об обеспечении подготовки тактических учений войсковых частей Северо-Кавказского военного округа (СКВО) в горных условиях»

2. В горные районы Чечено-Ингушской АССР были стянуты воинские формирования, войска НКВД, курсанты военных училищ. В райкомах горных районов проводились заседания, на которых разрабатывались конкретные мероприятия для обеспечения операции. С той же целью проводились совещания работников исполкомов Советов и колхозников. Например, Галашкинский РК ВКП (б) принял постановление направить для выполнения работ 1200 лошадей, отремонтировать дорогу протяженностью 35 верст,5 мостов, заготовить 600 куб. м. гравия и др.

3. 31 января 1944 года Государственный комитет обороны утвердил постановление о выселении ингушей и чеченцев в Казахскую и Киргизскую СССР. 21 февраля последовал приказ НКВД СССР, а 7 марта 1944 года – указ Президиума Верховного Совета СССР, как бы подводивший итог ликвидации Чечено-Ингушской республики.
 20 февраля в специальном поезде в Грозный прибыл нарком внутренних дел СССР Берия и его заместители генералы Б. З. Кобулов, И. А. Серов, С. С. Мамулов. Через два дня, разумеется, не без их ведома на места были направлены дополнительные силы для обеспечения операции. По сообщению секретаря Грозненского горкома ВКПГП Н. Музыченко только 21-23 февраля 1944 г. в такие районы, как Ачхой-Мартановский, Надтеречный, Старо-Юртовский, Шалинский, Шатоевский, Галашкинский, Курчалоевский, Гудермесский, прибыли 6778 человек.


4. Транспортный отдел НКВД СССР в назначенные сроки подготовил железнодорожные эшелоны. Для подвозки выселяемых были использованы машины, поставленные через Иран по лендлизу из США. Они как раз прибыли в Грозный, в так называемый период первых эшелонов, по данным Отдела спец поселений (ОСП) НКВД СССР, выселение должно было затронуть 310 620 чеченцев и 81 100 ингушей.

5. В своем телеграфном сообщении Сталину Л. Берия 17.02.1944 г. сообщает, что подготовка операции по выселению чеченцев и ингушей заканчивается. После уточнения взято на учет подлежащих переселению 459 486 человек, включая проживающих в районах Дагестана, граничащих с Чечено-Ингушетией, и в г. Владикавказе. Учитывая масштабы операции и особенность горных районов, решено выселение провести (включая посадку людей в эшелоны) в течении 8 дней, в пределах которых в первые 3 дня будет закончена операция по всей низменности и предгорным районам и частично по некоторым поселениям горных районов с охватом выше 300 тыс. человек. В остальные четыре дня будут проведены выселения по всем горным районам с охватом оставшихся 150 тыс. человек. Горные районы будут блокированы заблаговременно … В частности, к выселению будут привлечены 6-7 тысяч дагестанцев, 3 тысячи осетин из колхозного и совхозного актива районов Дагестана и Северной Осетии, прилегающих к Чечено-Ингушетии, а также сельские активисты из числа русских в тех районах, где имеется русское население. Учитывая серьезность операции, прошу разрешить мне остаться на месте до завершения операции, хотя бы в основном, т.е. до 26-27 февраля 1944 года.

6. Среди ингушей и чеченцев отмечается много высказываний, в особенности связанных с появлением войск. Часть населения реагирует на появление войск в соответствии с официальной версией, согласно которой якобы проводятся учебные маневры частей Красной Армии в горных условиях. Другая часть населения высказывает предположение о выселении ингушей и чеченцев. Некоторые считают, что будут выселять бандитов, немецких пособников и др. антисоветский элемент. В частности, к выселению будет привлечено 6-7 тысяч дагестанцев и 3 тысячи осетин из колхозного и сельского актива районов Дагестана и Северной Осетии, прилегающих к Чечено-Ингушетии, а также сельские активисты из числа русских в тех районах, где имеется русское население… .

7. Им было предложено принять активное участие в доведении до населения решения правительства о выселении, порядок выселения, условия устройства в местах нового расселения, а также были поставлены задачи: во избежание абсцессов призывать население к неуклонному выполнению распоряжений работников, возглавляющих выселение.
Владимир Смыр был призван в советскую армию в 1943 г. в Ахалцихский отряд пограничных войск МВД Грузии. В 1944 г., пишет он, нас в составе особого пограничного батальона направили на фронт. Командовал батальоном капитан Логинов рассказывает Владимир. Нам приказали снять зеленые пограничные погоны. Думали, зачем маскироваться от немцев? Но мы прибыли в Грозный, следующим пунктом назначения был Бамут (село в ЧИАССР - Л.А.), где нас и разместили. Через день по всему селу висели плакаты: «Поможем Красной Армии, вернувшейся с фронта!». Явная ложь. Мы думали, что нас везут на фронт, а тут лозунги говорят, якобы, что мы уже вернулись с фронта. Поначалу начали распространять слухи, что чечены народ коварный и убивают из-за угла. Нас предупредили быть предельно бдительными. Сперва мы проводили учения, видимо, для устрашения местного населения, а через несколько дней нас подняли по тревоге к 4 часам утра и только тогда объяснили, для чего мы приехали. Не прошло и часа, как мы закончили выселение. Не было в моей жизни поры страшнее зимы 1944 г. я свидетель того, как чеченцы прощались с родиной, как их женщины и дети плакали навзрыд, я видел слезы стариков и их лица, обращенные к небу: «О, Аллах, покарай гяуров из Москвы и скорее возврати нас домой!» - громко молили они Бога.

8 . За день до выселения Берия вновь телеграфирует Сталину: «Для успешного проведения операции по выселению ингушей и чеченцев, после ваших указаний в дополнение к чекистско-войсковым мероприятиям проделано следующее:
1. Мною был вызван председатель Совнаркома Моллаев, которому сообщил решение правительства по выселению чеченцев и ингушей и о мотивах, которые легли в основу этого решения. Моллаев, после моего сообщения прослезился, но взял себя в руки и обещал выполнить все задания, которые ему будут даны в связи с выселением. Затем в Грозном вместе с ним были намечены и созваны 9 руководящих работников из ингушей и чеченцев, которым было объявлено о ходе выселения ингушей и чеченцев и причинах их выселения.
… 40 республиканских партийных и советских работников из чеченцев и ингушей нами прикреплены к 24 районам с задачей подобрать из местного актива по каждому населенному пункту 2-3 человека для агитации.
Была проведена беседа с наиболее влиятельными в Чечено-Ингушетии высшими духовными лицами Б. Арсановым, А.-Г. Яндаровым и А.Гайсумовым, они призывались оказать помощь через мулл и других местных авторитетов.
… Выселение начинается с рассвета 23 февраля с.г., предполагалось оцепить районы, чтобы воспрепятствовать выходу населения за территорию населенных пунктов. Население будет приглашено на сход, часть схода будет отпущена для сбора вещей, а остальная часть будет разоружена и доставлена к местам погрузки. Считаю, что операция по выселению чеченцев и ингушей будет проведена успешно.

9. Выселение начинаем с рассвета 23 февраля. С 2-х часов ночи 23 февраля все населенные пункты будут оцеплены, заранее намеченные места дозоров будут заняты опергруппами с задачей воспрепятствовать выходу населения за территорию населенных пунктов. На рассвете мужчины будут созваны нашими оперработниками на сходы, где им на родном языке будет объявлено решение правительства о выселении ингушей и чеченцев. В высокогорных районах сходы созываться не будут, в силу большой разбросанности населенных пунктов. После этих сходов будет предложено выделить 10-15 человек для объявления семьям собравшихся о сборе вещей, а оставшаяся часть схода будет разоружена и доставлена к местам погрузки в эшелоны. Изъятие намеченных к аресту антисоветских элементов в основном закончено.

10. Помимо войск НКВД, в Чечено-Ингушетии уже за несколько месяцев до выселения дислоцировались 3 армии, одна из них танковая. Операцию намечалось осуществить в максимально сжатые сроки. Войска были готовы воспрепятствовать сопротивлению или немедленно подавить его, если таковое возникнет. Реализация задачи облегчалась тем, что подавляющая часть мужского населения находилась вне территории, где происходила депортация, в рядах Красной Армии, в партизанских отрядах или частично в немецком плену. Эти люди, разумеется, и не подозревали, какая участь уготована их семьям и тем из них самих, кто останется жив.
При переселении никаких исключений не допускалось. Незадолго до выселения на места были отправлены ответственные работники партийного аппарата Чечено-Ингушского обкома ВПК (б) для оказания помощи в осуществлении депортации своих земляков. Они были предупреждены, что за разглашение тайны готовящейся операции будут привлечены к самой суровой ответственности…».

11. Заместитель наркома по государственной безопасности Кобулов сообщил «командированным» работникам партаппарата ЧИАССР, прибывшим на железнодорожную станцию города Орджоникидзе под руководством Председателя Президиума Верховного совета ЧИАССР Ю.Тамбиева (22 февраля 1944 года в 10 часов утра), что нас собрали для оказания нужной помощи войскам, для выполнения решения Советского правительства о выселении поголовно всех ингушей и чеченцев из пределов Северного Кавказа. Вы все распределены по селам и районам, куда с нашими генералами необходимо немедленно выехать. Группа состояла из руководящих работников Чечено-Ингушского обкома КПСС: Газдиев Ахмед Магиевич, Наурбиев Абукар, Яндиев Магомет, Кулбужев Тархан, Мальсагов Туган, Бузуртанов Ахмет, Ведзижев Гази-Магомет, Мальсагов Ахмед и др. 
Я был направлен, вспоминает Газдиев Ахмет, вместе с начальником Сталинградского облуправления НКВД генерал-майором Прошиным в села Назрановского района.
Утром 23 февраля жителей села Насыр-Корт собрали якобы для празднования Дня рождения Красной Армии и, когда все собрались, солдаты окружили собравшихся и направили на них пулеметы и автоматы. Дали из пулемета одну очередь и ранили трех стариков. После этого на грузовой (военной) машине подъехал генерал-майор Прошин, на эту машину поднялся и я. Прошин выступил, я перевел его короткую речь на ингушский язык, после чего собравшиеся сложили имевшееся у них холодное оружие: кинжалы, ножи. В это время солдаты вывозили из домов стариков, женщин и детей.

12. При подготовке также предусмотрели и место выселения. Еще в конце января 1944 года ГКО СССР принял Постановление (№ 5073 «Совершенно секретно») «О мероприятиях по размещению спецпереселенцев в пределах Казахской и Киргизской ССР». Безусловно, об этом постановлении не было известно в ЧИАССР. НКВД СССР поручалось переселить «в марте сего года в Казахскую ССР спецпереселенцев до 400 тысяч человек и Киргизскую ССР – до 90 тысяч человек».

13. Было проявлено беспокойство и в отношении приема скота, сельхозпродукции и другого имущества от спецпереселенцев, в связи с чем СНК СССР образовал комиссию, возглавил которую заместитель председателя СНК РСФСР А. В. Гриценко. Входили в состав и представители других ведомств. Прибыла комиссия в республику 11 февраля 1944 года и сразу же развернула работу по учету скота в 391 ингушском и чеченском колхозах (из 412 колхозов, имевшихся в области), а так же в чеченских колхозах в Дагестанской АССР. Подлежало принять половину крупного рогатого скота – 209181, овец и коз – 236700, лошадей – 18895, волов – 20783 головы.
В срочном порядке в районах были сформированы 395 комиссий. Предполагалось направить в республику 12590 колхозников из других областей и краев для разбора скота и отправки в свои хозяйства. С этой же целью из Грозного были мобилизованы 8000 человек, а также из состава Северо-Кавказского военного округа 8500 бойцов.
На 2 марта 1944 г. уже было собрано 97573 головы крупного рогатого скота, 10338 лошадей и волов – 5541 (27%) голов.

14. В письме на имя В.М. Молотова и А.Н. Косыгина А. Гриценко отмечает, что именно в этот период работы комиссии по предложению Л. Берия, за 3 дня до начала операции по выселению чеченцев и ингушей, т.е. 20 февраля, был подготовлен проект Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР «О передаче ряда районов бывшей ЧИАССР и организаций Грозненского округа», а также был разработан проект постановления СНК Союза ССР «О порядке заселения освобожденных от местного населения районов».

15. Национально-государственное строительство ЧИАССР осуществлялось в тяжелой социально-экономической обстановке в Чеченской области (с 30 ноября 1922 г.) и в Ингушской АО (7 июля 1924 г.). Народам, не имевшим ранее своей государственности, пришлось преодолеть многие трудности становления, формирования ее институтов власти и управления, определения форм взаимоотношений с центром страны, а также с соседними государственными автономными образованиями, налаживания экономических и культурных связей. Реализация лозунгов национально-государственной политики в автономных областях принесла заметные изменения в быт этих народов, в формировании самосознания и повышения культуры.
Но строительство это оказалось недолгим: народы подвергнуты переселению и национально-государственные образования ликвидированы.
31 января 1944 г. Государственный комитет обороны утвердил постановление о выселении ингушей и чеченцев в Казахскую и Киргизскую ССР,

16. тем самым полностью проигнорировав статью 15 Конституции ЧИАССР, действовавшей на момент выселения ингушей и чеченцев, которая устанавливала, что «территория ЧИАССР может быть изменена только с согласия ЧИАССР»

17. В день выселения Л. Берия телеграфирует:
Товарищу Сталину.
Сегодня 23 февраля на рассвете начали операцию по выселению чеченцев и ингушей. Выселение проходит нормально. Заслуживающих внимания происшествий нет. Имело место шесть случаев попытки к сопротивлению со стороны отдельных лиц, которые пресечены арестом или применением оружия. Из намеченных к изъятию в связи с операцией лиц арестовано 842 чел.
На 11 часов утра вывезено из населенных пунктов 94 741 человек, т.е. свыше 20 % подлежащих выселению, погружено в железнодорожные эшелоны из этого числа 200 23 человека (Телеграмма № 6051 от 23.11.44г.).

18. Докладывая о ходе операции по выселению ингушей и чеченцев на утро 24 февраля Л. Берия сообщает, что «из населенных пунктов вывезено 333 739 человек, из этого числа погружено в железнодорожные эшелоны 176 950. Во 2-й половине дня 23 февраля почти во всех районах Чечено-Ингушетии выпал обильный снег, в связи с тем создались затруднения в перевозке людей, особенно в горных районах».

19. Это было неслыханное по своей жестокости преступление против народов подготовленное Сталиным и Берией, в котором участвовали 19 тыс. офицеров и бойцов НКВД, стянутые с различных областей, значительная часть которых до этого участвовала в операциях по выселению карачаевцев и калмыков, и кроме того, будет участвовать в предстоящей операции по выселению балкарцев.
Организация высылки настолько поднялась за минувшие годы от времен корейских и даже крымско-татарских, ценный опыт настолько был обобщен и усвоен, что счет шел уже на сутки, ни на часы, а всего на минуты. Установлено и проверено было, что вполне достаточно двадцать-тридцать минут от первого ночного стука в дверь до переступа хозяйкиного каблука через родной порог – в ночную тьму и на грузовик. За эти минуты разбуженная семья успела одеться, усвоить, что она ссылается навечно, подписать бумажку об отказе от всяких имущественных претензий, собрать своих стариков и детей, собрать узелки и по команде выйти… .

20. Дни выселения народов Северного Кавказа совпадали с праздничными днями установленными Советской властью: 23 февраля – ингуши и чеченцы, 6-7 ноября – карачаевцы, балкарцы – 8 марта. Так страна праздновала праздничные дни.
В пять часов утра 23 февраля 1944г. в день Красной Армии, в дома ингушей и чеченцев стали ломиться солдаты и офицеры с автоматами, пистолетами и винтовками в руках. Они грубыми окриками, а бывало, и с применением физической силы поднимали с постелей детей, женщин, стариков и гнали всех на улицу. Офицеры объявили горцам, что все они изменники Родины и поэтому по решению Советского правительства выселяются в среднеазиатские республики: в Казахстан и Киргизию. На сборы отводилось всего лишь 15-20 минут. Стреляли в тех, кто проявлял строптивость, позволяя себе, пусть даже в мелочах, ослушаться, не подчиниться приказу. Села, дома были окружены плотным кольцом охраны, дороги забиты солдатами.
Беременные женщины, матери с детьми, старики и больные вереницами потянулись к железнодорожным станциям. С немощными поступали самым диким образом: родственников вынуждали оставлять их в домах или бросать у дорог, обрекая на голодную и холодную смерть, а бывало, и пристреливали.
Арапханов Якуб Умарович (Мой отец - авт.), 1938 года рождения, уроженец с. Камбилеевка

21. Пригородного района ЧИАССР (ныне РСО-Алания,) вспоминает: «В то утро 23 февраля 1944 года их разбудил сильный стук в дверь, мать открыла дверь, и в дом вошли вооруженные солдаты и спросили: где мужчины? В доме были только 80 – летний дед, бабушка, мать, две сестры и младший брат. Отца не было, он погиб на войне еще в 1942 году при обороне Моздока. Нам дали на сборы 15 минут, затем на грузовиках довезли до Орджоникидзе, оттуда на поезде нас везли тринадцать суток в товарных вагонах без света и воды. В дороге умер брат, в день приезда умерла младшая сестра, затем мать, а старшая сестра от перенесенных болезней пролежала 13 лет парализованная в постели. Тех, кто умирал в пути, хоронить не разрешали, а санитары выкидывали их на ходу в снежные сугробы. Остановки были очень редкие и короткие. Не разрешалось отходить от поезда дальше пяти шагов, стреляли без предупреждения. В 1957 году из нашей семьи вернулись только я и дед, остальных похоронили в Казахстане. В свое село, откуда нас выселили, нас не пустили, так как Пригородный район был передан СО АССР, а дом наш был занят осетинами. До сих пор я живу надеждой вернуться в свой дом. В ссылке жили по адресу: Кокчетавская область Арык-Балыкский район, с. Привольное, колхоз им. Ленина.

22. Вот что рассказал дважды репрессированный в 1936 и 1944 гг. житель села Галашки Сунженского района Республики Ингушетия Гатиев Рукман Омархаджиевич, 1912 года рождения: «В феврале 1944 года в нашем селе Ангушт Пригородного района ЧИАССР разместили солдат, якобы для военных учений в горных условиях. 22 февраля в селе объявили о том, что 23 февраля будут праздновать день советской армии и с каждого двора нужно собрать по одному барану, что и было сделано. На следующий день рано утром солдаты стали собирать народ на «праздник», собрали всех мужчин старше 15 лет. Когда пришли на место сборов, то увидели солдат в окопах выкопанных в три ряда. Выступивший перед нами полковник сообщил о выселении и дал 15 минут на сборы. Домой отпустили по одному члену семьи в сопровождении 3-х солдат. После возвращения в 1957 году в родное село нас не пустили, жить было негде и пришлось перезимовать в землянке».

23. Товарные вагоны, в которые загоняли людей, совершенно не были приспособлены для перевозки пассажиров. Не было ни ступенек, ни сидений, ни отопления, ни туалета. Вместо окон маленькие люки. Через щели со всех сторон задувал холодный ветер. Вагоны набивались битком.
А в это время в городах и селах шел массовый грабеж. Вывозилось все: ковры, кинжалы, одежда, именные вещи, драгоценности, а так же книги, рукописи, картины. Книги и рукописи обливали бензином и сжигали. В огне сгорели редчайшие фолианты древности, прозаические и поэтические сборники писателей Чечено-Ингушетии, фольклорные книги, учебники…

24. К концу февраля 1944 г. следовали в республики Средней Азии и Казахстан, где уже была отработана своеобразная практика по приему подобных контингентов спецпереселенцев (корейцы, поляки, курды, иранцы, немцы, русские, балкарцы – кулаки и др.), в 159 железнодорожных эшелонах 478 479 граждан чеченской и 91250 ингушской национальностей.


28 февраля 1944 года издан приказ народного комиссара внутренних дел Союза ССР (№ 00193) «О мероприятиях в связи с окончанием операции по выселению из Чечено-ингушской АССР» в котором говорится: «В связи с окончанием операции по выселению из Чечено-Ингушской АССР чечено-ингушского населения приказываю:
1. Генерал-полковнику тов. Аполлонову организовать в течение 1-10 марта возвращение из районов операции, отправку к местам постоянного расквартирования всех соединений и частей войск НКВД, освободившихся после операции.
2. Комиссару госбезопасности 2-го ранга тов. Круглову в течение с 1-5 марта организовать возвращение из районов операции к месту постоянной работы оперативных работников НКВД – НКГБ и СМЕРШ НКО, освободившихся после операции.
3. для обеспечения порядка и охраны в горных районах Чечено-Ингушской АССР организовать следующие оперативно-чекистские группы:
а) Шатоевская оперативная группа – с охватом Итум-Калинского, Шароевского, Чеберлоевского и Шатоевского районов, с дислокацией в сел. Шатой;
б) Введенская оперативная группа – с охватом Введенского и Шалинского районов, с дислокацией в сел. Ведено;
в) Галанчожская оперативная группа – с охватом Галанчожского и Галашкинского районов, с дислокацией в сел. Галанчож;
г) Ножай-Юртовская оперативная группа – с охватом Курчалоевского, Саясановского, Ножай-Юртовская и Ачхоевского района ДАССР, с дислокацией в сел. Саясан, в составе 10 чел. Каждая.
4) Сохранить в районах, перечисленных в п.1 настоящего приказа, гарнизоны войск НКВД ротного состава каждый, подчинение их в оперативном отношении начальникам соответствующих оперативных групп.
5) Возложить выделение гарнизонов на 141-ый гоно-стрелковый полк внутренних войск НКВД.
6) назначить начальником оперативных групп: а) Шатоевской – зам. Начальника ОББ НКВД СССР подполковника г.б. тов. Руденко; б) Введенской – зам. начальника ОББ НКВД СССР полковника г.б. тов. Карлина; в) Галанчожской - начальника ОББ НКВД СССР полковника г.б. тов. Старикова; г) Ножай – Юртовского – зам. начальника ОББ НКВД СССР полковника г.б. тов. Гранского.
7) Возложить руководство работой оперативных групп: а) Шатоевской, Введенской и Галанчожской на Наркома внутренних дел Чечено-Ингушской АССР комиссара г.б. тов. Дроздова и Наркома г.б. Чечено- Ингушской АССР полковника г.б. тов. Рудакова; б) Ножай–Юртовского – на Наркома внутренних дел Дагестанской АССР комиссара г.б. тов. Маркаряна
Тов. Дроздову, Рудакову и Маркаряну укомплектовать оперативные группы соответствующими работниками.
8) Для обеспечения следствия по делам арестованных антисоветских элементов организовать в г. Грозном следственную группу в составе 50 человек. Назначить начальником следственной группы старшего следователя следственной части НКГБ СССР по особо важным делам майора г.б. тов. Болховитина.
Тов. Дроздову и Рудакову:
а) немедленно укомплектовать следственную группу опытными работниками из числа освободившихся от участия в операции сотрудников НКВД-НКГБ;
б) стянуть всех арестованных оперативными секторами всех антисоветских элементов в гор. Грозный и в Махачкалу соответственно;
в) в месячный срок обеспечить окончание следствия и представление следственных дел на рассмотрение Особого Совещания при НКВД СССР.
9. О ходе выполнения настоящего приказа тов. Дроздову, Рудакову и Маркаряну, соответственно, телеграфно отчитываться перед НКВД СССР в 10 дней.

25. В тот же день последовал и приказ Народного комиссара внутренних дел Союза ССР (№ 00193) об окончании операции по выселению из Чечено-Ингушетии. В новой обстановке ставилась другая цель – обеспечить порядок и охрану горных районов республики, которой фактически не было, но которая оставалась еще в списке административных единиц СССР и на географических картах. 
С целью охраны создавались в срочном порядке оперативно-чекистские группы, действие которых распространилось на крупные горные районы.
Операция «Чечевица», начавшаяся 23 февраля 1944 г., завершилась относительно в 20-х числах марта.


А всего, по данным НКВД СССР получалось, что всего было отправлено 180 железнодорожных эшелонов, в которых было перевезено 493 269 граждан ингушской и чеченской национальности. За время операции было убито 50 человек. В пути следования умерло 1 272 человека.
Одновременно сообщалось, что за период проведения чекистско-войсковых операций и непосредственного переселения удалось арестовать 2 016 человек антисоветского элемента из числа чеченцев и ингушей, изъято 20 072 единицы огнестрельного оружия и автоматов 479 штук.

26. Переселенцы направлялись в Казахскую, Узбекскую, Таджикскую и Киргизскую ССР. В своих воспоминаниях заведующий отделом Северо-Осетинского обкома КПСС ингуш Х.Арапиев пишет: «Это было в феврале 1944 г. В переполненных до предела «телячьих» вагонах, без света и воды, почти месяц следовали мы к неизвестному месту назначения… Пошел гулять тиф. Лечения никакого…. Во время коротких стоянок на глухих безлюдных разъездах возле поезда в черном от паровозной копоти снегу хоронили умерших (уход от вагона дальше, чем на пять метров, грозил расстрелом на месте).

27. Пенсионер, репрессированный в 1944 г. и очевидец всех событий А. Абадиев вспоминает: «В августе-сентябре 1943 г. в Насыр-Корт приехали работники МГБ в гражданском. В день высылки все они были в военной форме, фамилия одного из них была Доронин, они все участвовали во всех ингушских свадьбах и похоронах. За месяц до выселения в разных местах на стенах появились лозунги: «Колхозники и колхозницы! Не бойтесь, 23 февраля в районе будут проведены военные маневры!»
В ночь с 21 на 22 февраля была фикция маневров, а в день высылки 23 февраля в шесть часов утра начали собирать ингушей на «митинг» в честь дня Красной Армии. На машину поднялись Газдиев Ахмед Магиевич и какой-то генерал. Ахмед переводил: нас выселяют, неизвестно точно куда, но в такие же теплые края, как наш Кавказ, выселяют без срока возврата. Как только люди зашевелились, обнимаясь и прощая друг другу обиды, раздалась очередь ручного пулемета, стреляли прямо в толпу. Ранили Арчакова Аламбека Гакиевича, Абадиева Юсупа Рахмановича, а Куркиев Завли Иналкович умер тут же от ран. Арчаков через несколько дней скончался под Ростовом, труп его выбросили в Сальских степях.
После случившегося генерал извинился, сказал, что это случайность, солдат будет наказан. В тот же день мы узнали, что Доронин полковник НКГБ.
Вечером всех погрузили на машины и отвезли на железнодорожный вокзал, затолкали по 20 семей в телячьи вагоны и мы тронулись в путь…».

28. Первые эшелоны с переселенцами прибыли на место назначения в середине марта 1944 г. Начальник ОСП НКВД СССР П.И. Мальцев докладывал, что из отправленных 180 эшелонов 153 прибыли и разгружены в Казахстане и Киргизии. В Казахстан из запланированных 147 эшелонов прибыло 124 (344 589 чел.), в Киргизию из 33 эшелонов – 28 (75 342 чел.). Более подробные сведения содержатся в справке о ходе перевозок спецконтингента с Орджоникидзевской железной дороги на 11 марта 1944 г., подготовленной заместителем начальника 3-го Управления НКГБ СССР Д.В. Аркадьевым. В этом документе отмечалось, что «было погружено 180 эшелонов, прибыли – 171, в пути – 9. За отчетное время прибыли к месту назначения и разгрузки 468 583 человека: в Джалал-Абадскую обл. – 24281 чел., в Джамбульскую обл. – 16 565 чел., в Алма-Атинскую обл. – 29 089 чел., в Восточно-Казахстанскую обл. – 34 167 чел., в Южно - Казахстанскую обл. – 20 808 чел., в Северо-Казахстанскую обл. – 39 542 чел., в Актюбинскую обл. – 20 309 чел., Семипалатинскую обл. – 31 236 чел., Павлодарскую обл. 41 230 чел., Карагандинскую обл. – 37 938 чел.
Переселению подлежали даже те из ингушей и чеченцев, кто находился в местных лагерях НКВД СССР. В конце июля 1944 г. И.И. Чернышов доложил Берии, что НКВД Северо-Осетинской АССР отправляет в Карагандинский лагерь всех осужденных ингушской и чеченской национальностей. Это мера предпринималась и относительно карачаевцев и балкарцев. Спецпоселенцы передавались для трудоустройства в ведение наркоматов СССР: в распоряжение наркомзема – 214 764 человека, других наркоматов – 133 883 человека.

29. Таков был итог периода «первых эшелонов».
1 марта 1944 года Л.Берия направляет в Государственный Комитет Обороны тов. Сталину следующее сообщение следующего содержания: «Докладываю об итогах операции по выселению чеченцев и ингушей. Выселение было начато 23 февраля в большинстве районов, за исключением высокогорных населенных пунктов. По 29 февраля выселены и погружены в железнодорожные эшелоны 478 479 человек, в том числе 91 250 ингушей. Погружено 180 эшелонов, из которых 159 эшелонов уже отправлены к месту нового поселения. Сегодня отправлены эшелоны с бывшими руководящими работниками и религиозными авторитетами Чечено-Ингушетии, которые использовались при проведении операции. Из некоторых пунктов Галанчожского района остались не выселенными 6 тыс. чеченцев в силу большого снегопада и бездорожья, вывоз и погрузка которых будет закончена в два дня. Операция прошла организованно и без серьезных случаев сопротивления и других инцидентов. …Проводится проческа и лесных районов, где временно оставлен гарнизон войск НКВД и опергруппа чекистов. За время подготовки и проведения операции арестовано 20072 единицы, в том числе винтовок 4868, пулеметов и автоматов 479. …Руководители партийных и советских органов Северной Осетии, Дагестана и Грузии уже приступили к работе по освоению отошедших к этим республикам новых районов. Для обеспечения подготовки и успешного проведения операции по выселению балкарцев приняты все необходимые меры. Подготовительная работа будет закончена до 10 марта и с 15 марта будет проведено выселение балкарцев. Сегодня заканчиваем здесь работу и выезжаем на один день в Кабардино-Балкарию и оттуда в Москву».

30 . В апреле 1944 года на одном из закрытых заседаний сессии Верховного Совета СССР было оглашено решение Политбюро ЦК ВКП (б) о переселении калмыков, чеченцев и ингушей как о совершившемся факте. Однако акция эта продолжалась. Она охватила ингушей и чеченцев уволенных из рядов Красной Армии (после февраля 1944 г.). По фронтам были изданы специальные приказы. В распоряжении, адресованном председателям фильтрационных комиссий, подписанном начальником войск НКВД 3-го Украинского фронта И. Павловым, предлагалось «всех карачаевцев, чеченцев, ингушей и балкарцев направить в распоряжение отделов спецпоселений НКВД Казахской ССР – в Алма-Ату».

31. 19 мая 1944 г. Чернышов получил сообщение из Главного управления формированиями Красной Армии, что к 10 июня в 33 – ой запасной стрелковой бригаде (г. Муром) будет сосредоточена 1 тысяча военнослужащих (сержантов и рядовых) чеченцев, ингушей и карачаевцев. Все они подлежали увольнению из армии. В Костромской области в Галичском и Буйском леспромхозах находились 1183 чеченца, ингуша и карачаевца, из которых, как сообщалось в октябре 1944 года в докладной записке начальника ОСП НКВД СССР Мальцева на имя Чернышова, 955 человек были демобилизованы из Красной Армии.
Всего, по данным ОСП НКВД СССР, среди отозванных с фронта и подлежащих выселению было: офицеров – 710, сержантов – 1696, рядовых – 6488. А в целом в рядах спецпоселенцев (с учетом представителей всех переселенных народов) оказались 5943 офицера, 20209 сержантов и 13069 рядовых. У всех бывших военнослужащих изымались военные билеты, им запрещалось ношение погон, холодного и огнестрельного оружия.

32. Переселение продолжалось еще в середине апреля 1944 года. Из Грузинской АССР было депортировано 2741 человек, 21 человек – из Азербайджанской ССР, 121 человек – из Краснодарского края (чеченцев). Численность ингушей, выявленных в соседних с ЧИАССР областях, краях и республиках составила 52 человека.

33. Все они также были депортированы к местам основного расселения контингентов ингушей и чеченцев.

 

Вскоре после выселения обнаружилось, что жители некоторых сел, расположенных в труднодоступных горных районах Чечено-Ингушетии, остались не выселенными. Это было ЧП - большой казус в работе Берия. Ведь он уже успел отчитаться перед Сталиным за проведенную операцию. Берия исправил свою ошибку, все до единого были сожжены мирные жители сел Моцкара, Мозгара, Хайбаха Галанчожского района Чечни и жители селений Таргим, Гули и Цори Пригородного района Ингушетии.
Полковник Гвешиани телеграфирует по окончании операции истребления горцев Л. Берия следующее сообщение: «Только для ваших глаз. Ввиду нетранспортабельности и в целях неукоснительного выполнения в срок операции «Горы» вынужден был ликвидировать более 700 жителей в местечке Хайбах».

36. В ответной телеграмме в УВД города Грозного Гвешиани Нарком Внутренних Дел СССР Л. Берия передает: «За решительные действия в ходе выселения чеченцев в районе Хайбах вы представлены к правительственной награде с повышением в звании. Поздравляю».

37. Истории известны трагические судьбы, такие как белорусской деревни Хатынь, французского поселка Орандур и чехословацкого Лидице. В Чечне таким местом оказалось селение Хайбах, в Ингушетии - Цори и Таргим.
27 февраля 1944 г., по свидетельству очевидцев, в частности Д. Мальсагова, в его присутствии около 700 человек чеченской национальности, жителей селения Хайбах и прилегающих селений Галанчожского района ЧИАССР, содержавшиеся в конюшне бывшего колхоза имени Берии в селении Хайбах были сожжены, а пытавшиеся вырваться из конюшни были расстреляны солдатами.
На месте захоронения, указанном Д. Мальсаговым, были произведены раскопки. При этом обнаружено массовое захоронение останков людей и остатков их одежды с явными следами воздействия высокой температуры.

38 . В работе британских ученых «Chechya: A Small Victorious War» авторы также опираются на воспоминания действительного очевидца событий в селении Хайбах Галанчожского района Д. Мальсагова. Они проводят собственное расследование и восстанавливают множество деталей, не получивших освещения в русской историографии, либо по другому в ней истолкованных.

39. Заместитель Наркома юстиции ЧИАССР в своем обращении к Секретарю ЦК КПСС Н.С. Хрущеву пишет: «20 февраля 1944 г. я был вызван на совещание в служебный вагон Берия… на станцию Слепцовскую Грозненской области, откуда направили нас в горный Галанчожский район для выполнения заданий по выселению чеченцев, где на их глазах совершались чудовищные зверства. Когда я стал сопротивляться этим зверствам, командующий операцией по выселению в данном районе сказал мне, что это все делается по указанию Берия, Серова, Круглова, последние двое были ответственными за операцию в горных районах и руководили непосредственно. О фактах этого зверства я написал И.В. Сталину после своего прибытия в Казахстан в 1945 г., однако мер не приняли, а меня уволили с работы заместителя председателя Талды-Курганского областного суда (я уже работал в Казахстане) и вторично выселили в город Текели Казахской ССР на спецпоселение, незаконно разломав мой собственный дом в г. Алма-Ате.

40 . По заявлению Д. Мальсагова и других бывших жителей Галанчожского района, необходимых средств для перевозки через горы детей, больных и престарелых людей подготовлено не было, а имевшиеся у населения лошади и буйволы в день переселения были изъяты. В связи с этим жители должны были совершить двух-трехсуточный переход по заснеженным горным тропам. Собранным на хуторе Хайбах жителям сельсовета представители НКВД объявили, что все больные и престарелые должны остаться на месте для лечения и перевозки в плоскостные районы. Значительное число граждан, в основном женщины с детьми, беременные, больные и старики были отделены от общей колонны.41 
Всех их загнали в конюшню якобы до прибытия транспорта и закрыли. Конюшню обложили соломой и командовавший этой операцией комиссар госбезопасности 3-го ранга Гвишиани приказал поджигать. Мальсагов и капитан Громов попытались воспрепятствовать злодеянию, но были обезоружены и под конвоем отправлены в Малхасты. Навсегда врезалась в память Мальсагова страшная картина: «Огромный костер полыхал в небе, рухнули под напором обреченных людей ворота конюшни. И вдруг крик Гвишиани: «Огонь!» Раздались автоматные очереди и гора трупов закрыла выход. Молодая женщина родившая накануне двух близнецов-братьев, попыталась выбросить одного из младенцев, очевидно оставшегося в живых, но ребенка подхватили ребенка на лету и, не раздумывая, швырнули в горящее пламя.42
Репрессированный пенсионер Э. Хамзатов вспоминает: «Я родился и вырос в хуторе Хайбах Галанчожского района. Когда выселяли чеченцев и ингушей, я со своей семьей жил за селом на кутане и пас колхозный скот. О выселении узнали через несколько дней. Когда мы пришли в Хайбах, здесь стояла специфическая вонь, моих спутников потянуло к рвоте. Мы стояли оцепенев…. В кутане остались одни обуглившиеся кости, мясо сгорело дотла. Мы выкопали ямы и закопали останки. Мы работали там трое суток, и эти дни я запомнил на всю жизнь. Вокруг кутана, стояло много саней с вещами, взятыми людьми в дорогу. Судя по отверстиям в костях, они были расстреляны и сожжены. Число сожженных в хуторе Хайбах доходит до 150 человек. Также были сожжены люди и в хуторах Ялхара, Мержой, Пешхой, Никора, Нашха .43
Трагедия Хайбаха не закончилась в этот день. Житель с. Али-Юрт Назрановского района Нальгиев Магомед Ахъядович был поселен со своей семьей в селе Михайловка Карабалтинского района Кустанайской области. Магомед стал очевидцем того, как месяц спустя привезли около ста юношей и девушек из Хайбаха в Михайловку. Их поселили в старой заброшенной мельнице из бетонных блоков без чердака. Было холодно. Они были плохо одеты и истощены. Им раздали немного пшена. Тогда они выпросили у людей кастрюли, кое-как сварили его и поели. На второй день их нашли мертвыми: они были отравлены, все до единого.44
По свидетельству Шамиля Пасковича Барчашвили из села Муцо Душетского района Грузинской ССР: «В феврале 1944 г. в Грузии были арестованы чеченцы, приехавшие на похороны, тогда же он узнал о выселении. В горах стояли посты, вылавливали всех, кто остался, расстреливали на месте. Чтобы беглецы не могли укрыться, взрывали башни. Во многих местах (Мялхиста и др.) лежал на привязи мертвый скот, дома были сожжены…».45
Часть людей, ставших очевидцами зверств войск НКВД ушла в горы и стала оказывать сопротивление оперативным группам НКВД. Это приводило к значительным жертвам. Такого рода информация выдавалась по спецзаказу «сверху» теми, кто искал оправдания своей жестокости и кровожадности). Жестокими были действия группировок под командованием А.Хучбарова, Анзорова, Ходжаева, Алхастова, Абдурахманова и других46 – читаем мы в справке наркома внутренних дел Казахской ССР.
Зам. министра внутренних дел СССР генерал И. Масленников 15 октября 1948 г. сообщал, что 28 сентября 1948 г. приказом № 001157 министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова было проведено оперативное совещание с руководящим составом оперативных секторов и МВД – УМВД Грузии, Сев. Осетии, Дагестана, Грозненской области. Констатировалось следующее:
1. группа бандитов в составе Х. Мамадова и других (4 чел.) полностью ликвидирована;
2. группа Хасума Магомадова оперирует на стыке Грозненской области и Дагест. ССР, а также группа А. Абдурахманова;
3. ингушская банда А. Хучбарова – 6 человек - оперирует на стыках Грузии, Северной Осетии и Грозненской области, отмечены грабежи населения в районе Сунжа-Басо Пригородного района СО АССР.47
Саид Чахкиев, народный писатель Чечено-Ингушетии пишет:
«Если судьба по воле «вождя народов» уготовила этим народам такую безжалостную судьбу, то естественно, что и в ссылке Сталин не оставил их без своего высочайшего внимания.
В августе 1945 года Народным Комиссариатом внутренних дел Казахской СССР под грифом «Совершенно секретно» была издана брошюра с броским названием «Обзор материалов о банддвижении на территории бывшей Чечено-Ингушской АССР», которую в срочном порядке разослали всем начальникам НКВД, начальникам РО и ГО НКВД Казахской ССР «для ориентировки и оперативного использования».
В 1993 году В. Логинов издает эту брошюру вновь под ироничным названием «Кавказские орлы», тот самый источник лжеинформации, откуда приводятся вышеизложенные сведения о бандгруппах на территории бывшей ЧИАССР.
Нам понятны мотивы, которыми руководствовались чекисты Казахстана, когда писали ее: они выполняли спецзадание. Надо было убедить правоохранительные органы и местное население в том, что переселенцы действительно являются сплошь бандитами, предателями и врагами народа.
Спрашивается, какую же цель преследовал В. Логинов, вновь публикуя эту фальшивку, спустя 48 лет после первого выпуска? Культ личности всенародно осужден. Берия расстрелян… Ему, видать, очень уж хочется, чтобы народы Северного Кавказа разделялись на благонадежных и неблагонадежных, и очень уж не хочется Логинову, чтобы здесь царили мир и спокойствие».48
Родственники тех, кто уклонился от переселения, преследовались властями особо. Многие из них были сосланы в самые холодные края, где невозможно было выжить. Их брали на особый учет, не давали им возможности учиться, на работу также не брали.
На имя Министра внутренних дел Союза ССР Круглова и Генпрокурора Союза ССР Сафонова Г.Н. под грифом «Совершенно секретно» поступило сообщение от генерал-лейтенанта Прошина о том, что 1. После переселения чеченцев и ингушей в 1944-1948 гг. органами МВД Грозненской области легализовано, выведено из гор и задержано 2213 чеченцев и ингушей. В процессе фильтрации и следствия было арестовано и привлечено к уголовной ответственности за бандитизм 348 человек и за побеги из мест поселений 22 человека. Остальные 1843 человека были задержаны и отправлены под охраной к местам поселений чеченцев и ингушей.
2. Как показала проверка, из 1843 задержанных 1818 чеченцев и ингушей уклонились от переселения и большинство их скрывалось в горах. Остальные 25 человек, в том числе 8 несовершеннолетних и один старик, бежали из мест поселений и скрывались до их задержания в горах, вместе с уклоняющимися от переселения. Из низ 16 человек органами МВД в 1945-1946 годах были легализованы, обработаны для склонения к легализации и вывода из гор уклоняющихся от переселения и после завершения этой работы, вместе с задержанными, по оперативным соображениям, были направлены к месту поселений чеченцев и ингушей.
3. Случаев возврата органами МВД Грозненской области в места поселения задержанных выселенцев без привлечения их к уголовной ответственности за исключением случаев, указанных в пункте 2 настоящего доклада – не установлено.49 Все, кто укрылся от ссылки, автоматически становились «политбандитами» и подлежали расстрелу на месте. Любовь к Родине и желание жить в собственном доме расценивалось как предательство и бандитизм. Доведенным от отчаяния людям волей-неволей приходилось брать в руки оружие и вести смертельную борьбу с карательными отрядами. Одним из наиболее организованных, державших в страхе около 10-ти лет всесильные органы НКВД и НКГБ был отряд народных мстителей под предводительством Ахмеда Сосиевича Хучбарова.
В его группе были те, кто по воле случая в день высылки оказался в горах, пасли скот. Дорога куда либо, кроме леса и гор, им была отрезана. Всех их объединяла общая беда и всем им оставалось только мстить.
Так, в селе Галашки в клубе офицеры НКВД по случаю успешного выселения стариков, женщин и детей (мужчины воевали на фронте) проводили торжественное мероприятие. В это время несколько вооруженных людей ворвались в зал и расстреляли весь президиум. Говорили, что это люди из «банды» Хучбарова. Убитым был поставлен памятник как героям, павшим от рук «ингушских бандитов».
После этого случая в горах они совершили нападение на солдат и убили всех (30 человек). Отряд народных мстителей действовал в горах с1944 до 1955 годы, пока родственников А. Хучбарова не арестовали. Ему было поставлено условие: «Или ты сдаешься сам, сложив оружие, или родственники за тебя будут расстреляны». Многие из рода Хучбаровых вынуждены были менять фамилию. Часто, подвергаясь гонениям со стороны НКВД они терпели издевательства и унижения. Ахмед сдался властям, чтобы не навредить родственникам, но арестованных родственников так и не освободили.
Многие ингуши помня «большую операцию» 1937 года, в день выселения скрылись, надеясь отсидеться до ухода карателей, и наблюдали за происходившим. По свидетельству очевидцев в селе Цори горной Ингушетии в доме Мякиева Али из пулемета были расстреляны спускавшиеся с гор старики, затем дом подожгли. В ауле Таргим в доме Гагиевых были заперты несколько десятков человек и заживо сожжены. Аналогичной жестокой экзекуции были подвергнуты еще несколько десятков ингушских старожилов из фамилий Оздоевых, Дзейтовых и Евлоевых. В селении Кяхки люди спаслись чудом, башня взорвалась в тот момент, когда жители ее покинули. В этом селении, как и во многих других не оставили ни одну целую башню.
В труднодоступном башенном селении Гули еще в 1943 году под видом борьбы с бандитами убили ни в чем не повинных людей, около 10 человек, а село сожгли.
В селении Коалой пятерых немощных стариков расстреляли и бросили в пропасть.50 И этот перечень можно продолжить. Подобные зверства учинялись НКВД везде.
В Чеберлоевском районе людей потопили в озере Кезеной-Ам, в селе Урус-Мартан больных людей, в том числе грудных детей, закопали во дворе районной больницы, в Итум-Калинском районе дома с больными людьми забрасывали гранатами, в Ножай-Юртовском районе людей засовывали в кукурузные сапетки, обливали бензином и поджигали.51
Наряду с местными жителями варварскому уничтожению и надругательству подвергались также местные уникальные средневековые башенные строения, погребальные и культовые памятники ингушей (селения Эзми, Кяхки, Хамхи, Джейрах, Гарак, Лежги, Мецхал и др.), осквернялись солнечные склепы.
В 1985 году в Тбилиси выходит книга «Щит надежный, меч – острый» под редакцией председателя КГБ Грузии А.Н. Инаури. В этой книге под претенциозным заголовком «Возмездие» публикуются воспоминания генерал-майора внутренней службы В.И. Шадури о том, как чекистам Грузии удалось захватить и уничтожить бесстрашного вожака народных мстителей А. Хучбарова. В своих воспоминаниях Шадури злобно клевещет на партизанского командира, приписывая А. Хучбарову преступления, которые он не только не совершал, но которых и в природе не было.52
Ахмед Сосиевич Хучбаров был одним из выдающихся представителей национально-освободительного движения в Ингушетии в 30-40-е годы прошлого столетия. О мужестве и геройстве абрека-Ахмеда в народе складывали легенды. Ахмед был воплощением идеала героя и патриота, болеющего за свой народ, готовый к самопожертвованию во имя его идеалов и до краха советской тоталитарной системы в официальных документах был представлен как бандит, террорист, враг советской власти и т.д. Многие, кто боролись против беззакония и произвола властей объявлялись бунтовщиками и повстанцами, платой за веру в справедливость была жизнь.
Подобные клеветнические измышления против ингушского и чеченского народов фабрикуют и периодически подают в центральной печати: Г. Муриков (повесть «Память» в журнале «Звезда», № 12, 1987), Н. Горбачев (роман «Смертные» в журнале «Москва», №№ 5-8 1989 г.), Лео Германна (двухтомник «Правда о великой лжи»). Некомпетентность, приблизительность отличают эти работы. Их авторы не хотят знать, что территория Чечено-Ингушетии не была оккупирована немцами.
Достойный отпор клеветникам ингушского и чеченского народов дали в своих статьях Н.В. Старцева («О национальных болестях: подлинных и мнимых», «Литературная газета», 3 августа 1988 года) и профессор Х-М. Ибрагимбейли («Годы произвола», «Литературная газета», 17 мая 1988 года.). Так, в отношении депортации коренного населения ЧИАССР, Х-М. Ибрагимбейли говорит о несостоятельности обвинений в адрес чеченцев и ингушей в предательстве, измене родине и массовых антисоветских выступлениях. Кроме того, он акцентирует внимание на том, что они были реабилитированы как невиновные, а не помилованы.53
Бывший Нарком внутренних дел ЧИАССР С. Албогачиев на вопрос: «А правда ли, что во время войны в горах Чечено-Ингушетии было так много бандитов, как об этом пишут осетинские руководители и историки?», ответил: «В горах Ингушетии в период войны вообще не было бандитизма. Действовала небольшая группа под руководством бывшего майора советской армии Хучбарова. Сама его группа состояла, в основном, из солдат и офицеров, демобилизованных из рядов советской армии после депортации ингушей и чеченцев. По большому счету и называть-то их бандитами нельзя. Они мстили из-за издевательства Сталина над собственным народом. Северная Осетия была оккупирована немцами, и осетины действительно сотрудничали с немецкими оккупационными войсками. Об этом говорит хотя бы тот факт, что за время пребывания немцев на территории Северной Осетии около 800 осетинок вышли замуж за немецких солдат и офицеров. Все они уехали в Германию».54
Оценку всем этим действиям давали в письмах, направляемых правительству СССР в 40-50-е гг. «Я написал письмо на имя товарища Сталина о том, - писал житель Назрани С.Ш. Исмаилов, - что история человеческого общества не знает такого бесчеловечного отношения к целой нации…».55
1 марта 1944 года Нарком внутренних дел Союза ССР Л. Берия, докладывая председателю Государственного Комитета Обороны И. Сталину об общих итогах переселения чеченцев и ингушей, сообщал: «Руководители партийных и советских органов Северной Осетии, Дагестана и Грузии уже приступили к работе по освоению отошедших к этим республикам новых районов».56
24 февраля 1944г. А. Гриценко докладывал Л. Берия о готовности проекта постановления СНК Союза ССР «О районировании территории бывшей Чечено-Ингушской АССР». Далее следовали пояснения предполагаемого обустройства территории. Один из вариантов сводили как раз к созданию Грозненского округа в составе Ставропольского края. В Грозненскую область переходили 16 районов (13 – в существующих границах, 3 –с уменьшенной территорией). В область передавались 238 колхозов и 45 тыс. дворов.
В состав Дагестанской АССР переводились 4 тяготевшие к этой республике района (переходил 88 колхозов, 20 800 дворов).
К Северо-Осетинской АССР отошли непосредственно прилегающий к городу Орджоникидзе Пригородный район, за исключением южной части, по территории составляющей примерно 30 %, полностью Назрановский район и большая часть Ачалукского района, составляющая примерно 70 % к нынешней территории (на территории района имелось 52 колхоза, 8 400 дворов).
К Грузинской ССР отводились северные склоны Кавказского хребта пяти районов бывшей ЧИАССР, в том числе Итум-Калинский, Шароевский наполовину, Галанчожский, Пригородный от 30% до 40% территории каждого. На территории 213 тыс.га располагались 40 колхозов и 8000 колхозных дворов.
Участвовавшие в совещании представители от Дагестанской республики (Даниялов, Алиев) обратились с просьбой присоединить к Дагестану восточную часть Гудермесского и Курчалоевского районов. Секретари обкома ВКП (б) Мазин (Кабардино-Балкарская АССР) и Кулов (Северо-Осетинская АССР) выступили с предложением присоединить к Северной Осетии Пседахский, Малгобекский, полностью Ачалукский и часть Сунженского районов.57
26 февраля 1944г. И.Сталину был представлен проект Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР «О ликвидации Чечено-Ингушской АССР и об административном устройстве ее территории» и проект постановления СНК Союза ССР «О заселении и освоении районов Чечено-Ингушской АССР».
Заместитель председателя СНК РСФСР Д. Дегтярь 27 февраля 1944 года предложил в представленный в СНК Союза ССР проект внести дополнения, включавшие необходимость перевода в Грозненскую область районов бывшей ЧИАССР и Кизлярского округа Ставропольского края.58 Это объяснялось тем, что Кизлярский округ больше тяготел в экономическом и культурном отношениях к Грозному, чем к Ставрополю. На практике срабатывал принцип экономического и культурного тяготения.
В проекте предполагаемого постановления СНК Союза ССР «О заселении и освоении районов бывшей ЧИАССР» намечалось переселить до 15 апреля 1944г. по Ставропольскому краю- 8000 хозяйств, по Дагестанской АССР – 5000 хозяйств, Северо-Осетинской АССР – 3000 хозяйств, Грузинской ССР – 5000 хозяйств. СНК республик и крайисполком обязывались до 1 мая 1944г. разработать мероприятия по дальнейшему заселению и освоению районов бывшей ЧИАССР и внести их на рассмотрение СНК Союза ССР.59
В соответствии с указанием И.Сталина Л.Берия подготовил 26 февраля 1944 года проект Указа о ликвидации ЧИАССР. Сталин выразил гневное несогласие с представленным проектом. 29 февраля Л.Берия направил второй вариант проекта на имя И.Сталина из Владикавказа. Сталин внес существенные поправки. И только 7 марта был представлен И.Сталину окончательный вариант с приложенной географической картой административно-территориального устройства бывшей республики.60 Указ был утвержден и имел следующее содержание: « В связи с тем, что в период Отечественной войны, особенно во время действий немецко-фащистских войск на Кавказе, многие чеченцы и ингуши изменили Родине, переходили на сторону фащистских аккупантов, вступали в ряды диверсантов и разведчиков, забрасываемых немцами в тылы Красной Армии, создавали по указке немцев вооруженные банды для борьбы против советской власти, а также учитывая, что многие чеченцы и ингуши на протяжении ряда лет участвовали в вооруженных выступлениях против советской власти и в течении продолжительного времени, будучи не заняты честным трудом, совершают бандитские налеты на колхозы соседних областей, грабят и убивают советских людей, - Президиум Верховного Совета СССР постановляет:
1. Всех чеченцев и ингушей, проживающих на территории Чечено-Ингушской АССР, а также в прилегающих к ней районах, переселить в другие районы СССР, а Чечено-Ингушскую АССР ликвидировать.
Совнаркому СССР наделить чеченцев и ингушей в новых местах поселения землей и оказать им необходимую государственную помощь по хозяйственному устройству.
2. Образовать в составе Ставропольского края РСФСР Грозненский округ с центром в городе Грозном.
Включить в состав Грозненского округа город Грозный и следующие районы бывшей Чечено-Ингушской АССР: Атагинский, Ачхой-Мартановский, Грозненский, Надтеречный, Старо-Юртовский, Урус-Мартановский, Шалинский, Шатоевский – в существующих границах, Гудермесский район, за исключением восточной части, Сунженский район, за исключением западной части, Галанчожский и Галашкинский районы, за исключением южной части этих районов и северо-западную часть Курчалоевского района.
3.Включить в состав Дагестанской АССР следующие районы бывшей ЧИАССР: Веденский, Ножай-Юртовский, Саясановский, Чеберлоевский – в существующих границах, а также Курчалоевский и Шароевский районы, за исключением северо-западной части этих районов и восточную часть Гудермесского района.
Установить границу между Грозненским округом и дагестанской АССР с севера на юг от излучины р.Терека, что западнее селения Азамат-Юрт, по западной окраине его на высоту 29.7, западнее ж.д. станции Кади-Юрт на высоту 54.4 по восточной окраине селения Найберды до границы Курчалоевского района у северных скатов высоты 438.1 и далее на запад через высоты 333.5, 192.9, 164.9, 139.0 и далее на юго-запад на высоту 143.3, западнее селения Курчалой в направлении высоты 193.4 до стыка границ Шалинского и Курчалоевского районов и далее на юг и юго-запад по границе Шалинского района до стыка границы с Атагинским районом и далее на юг по границе Атагинского и Шатоевского районов до стыка границ Шатоевского, Итум-Калинского и Чеберлоевского районов.
3.Включить в состав Северо-Осетинской АССР г.Малгобек и следующие районы бывшей ЧИАССР: Ачалукский, Назрановский и Пседахский – в существующих границах, Пригородный район, за исключением его южной части, западную часть Сунженского района, а также восточную часть Курпского района Кабардино-Балкарской АССР. В связи с этим внести следующие изменения в существующую государственную границу между РСФСР и Грузинской ССР: линию границы установить от существующей границы западнее горы Гиморай-Хох и восточнее отметки 4776 на северо-восток по р. Генал-Дон, западнее селения Нижняя Саниба, далее на северо-восток до высоты 2642.2, далее на восток по границе Пригородного района до р.Терек и далее по хребту горы Мат-Лам через высоты 3002.0, 2223.2, по хребтам гор Джар-Лам и Цорей-Лам южнее селения Кожвинч через высоты 2072.6, 2275.5, 2327, севернее селения Никарой и далее на восток по северной и восточной границе Итум-Калинского района у высоты 2059.3 и далее на восток по серной и восточной границе Итум-калинского района до стыка ее с границей шароевского района у высоты 2059.3 и далее на восток по северной границе Шароевского района до р. Шаро-Аргун, далее на юго-запад по р. Шаро-Аргун до устья р. Харкаде-Ахк (Хуландой), далее на юг по рекам Харкаде-Ахк (Хуландой) и Харгаб-Ахк с выходом на существующую государтсвенную границу Грузинской ССР у высоты 4090.0.».
Как видно из указа по всем позициям уточнялась граница, определялись линии ее происхождения. В справке подготовленной начальником Главного управления милиции МВД СССР комиссаром милиции 3-го ранга Барсуковым (1956, 26 июня), к Северной Осетии отошла часть районов бывшей ЧИАССР, где проживало 77 578 человек.61
9 марта СНК Союза СССР принял постановление № 225-74 «совершенно секретно» «О заселении и освоении районов бывшей Чечено-Ингушской АССР», касающиеся исключительно порядка переселения колхозов и хозяйств, в значительной мере повторяющее уже изложенные юридические акты. 62
Верховный Совет СССР издал распоряжение (№5473 рс), обязывающее СНК Дагестанской АССР до середины апреля 1944 года переселить 1300 хозяйств колхозников из горных районов Дагестана на земли, освободившиеся после выселения чеченцев из Ауховского района Дагестанской АССР и обеспечить проведение сельскохозяйственных работ указанными хозяйствами.
Определились этим распоряжением такие нормы обеспечения переселяемых колхозов дополнительно скотом, тягловой силой, семенами, освобождение в 1944-45 гг. от поставок государству сельско - хозяйственных продуктов, денежных налогов и сборов. Необходимо было повсеместно стимулировать переезд колхозных хозяйств в районы прежнего проживания. Нарком путей сообщения СССР выступил с предложением «за счет местных бюджетов выдавать переселяемым колхозам субсидии на оплату стоимости проезда и провоза личного имущества по железной дороге».
22 марта 1944 года было принято постановление об образовании Грозненской области с центром в городе Грозном, ликвидации Грозненского и Кизлярского округов Ставропольского края.
В составе области значились 20 административных единиц (города и районы), включая Кизляр и район, а также Наурский район, выделенный из состава Ставропольского края. Постановление было утверждено Указом Президиума Верховного Совета РСФСР 22 марта 1944 года.63
Уже в мае 1944 года многие из намеченных мер по зачислению бывших районов ЧИАССР были выполнены, шел процесс обустройства на местах новых колхозных хозяйств. В одной из сводок «Об оперативно - служебной деятельности в бывшей ЧИАССР сообщалось: «… После выселения чеченцев и ингушей часть населенных пунктов, в особенности плоскостные и у коммуникационных дорог заселены Пригородный, Назрановский районы – осетинами, Чеберлоевский, Веденский, Ножай-Юртовский, Саясановский и ближе к плоскости Шалинский и Курчалоевский – дагестанцами. Остальные районы, относящиеся к Грозненской области, плоскости и предгорья заселялись в основном русскими из Ставропольского края. Часть жителей в этих районах остались – это тавлины (народ Дагестана) и кабардинцы…».64
В июне 1944 года в докладной записке Грозненского обкома ВКП (б) П. Чеплаков пишет Секретарю ЦК ВКП(б) Г. М. Маленкову: «В указанные районы (11 районов бывшей ЧИАССР) из Ставропольского края было переселено 6800 семей, а также 5892 хозяйства колхозников из Грозненской области, жителей Грозного и всего до 15 июля вселено 12692 семейства, за счет которых организованы 65 колхозов». Это составляло меньше 40% от общего числа существовавших хозяйств ингушей и чеченцев, 22 села оставались незаселенными и 20 сел были заселены частично.
Секретарь Грозненского обкома ВКП(б) П. Чеплаков выступал неоднократно с предложением о дополнительном переселении колхозов в бывшую ЧИАССР с территории республик и областей центральной России, в частности 5000 хозяйств из малоземельной Мордовской АССР, Тамбовской, Пензенской, Ульяновской, Рязанской, Саратовской, Горьковской, Ярославской и других областей.65
В 1944-1946 годах осуществляется «планомерное заселение» опустевшей Ингушетии. В ту часть бывшей ЧИАССР, которая была присоединена к Северной Осетии, переселялись жители как из самой Северной Осетии, так и осетины из Грузии и Южной Осетии. По разным данным, от 25 до 35 тысяч осетин были переселены из Грузии в бывшую Ингушетию. Переселение шло по «добровольно-принудительной схеме»: каждому осетинскому району, колхозу «спускались» наряд - задания на определенное количество желающих переселиться в «новые районы» семей. Помимо кнута, применялась и политика «пряника» - государство предоставляло в распоряжение переселенцев безвозмездно «казенные» теперь (то есть оставленные ингушами) жилье и скот. Пять лет работы в данном колхозе требовалось для того, чтобы жилье было передано в собственность переселенца.66
Не оставались пустыми и районы Дагестана, в которых ранее проживали чеченцы (аккинцы). СНК Дагестанской АССР и бюро обкома ВКП (б) утвердили план по переселению из 20 горных и предгорных районов республики 9160 хозяйств колхозников в две очереди: В первую очередь было намечено переселить 6300 хозяйств. Чеченцы проживали В Андалалском районе (Ножай-Юртовском) – 3280 хозяйств, в Новолакском (образован в 1943 году из Хасавюртовского района) бывший Ауховский район, заселялся исключительно чеченцами. После проведенного спецпереселения в районе оставалось не более 100 хозяйств жителей других национальностей. После выселения чеченцев два населенных пункта Новолакского района передавались в ведение Казбековского района. Переселенцами из горных районов Дагестана было занято 2010 домов, оставленных чеченцами.67
В 1671 переселенном за год хозяйстве числилось 61000 человек, что составляло 17% от общей численности населения горной части республики.68
В 1944 году из Ставрополя прибыло 5472 семьи, из Кизлярского округа – 2119 семей, из районов Грозного – 2659 семей, из других областей – 967 семей, а всего – 11217 семей.
В 1945 году в Грозненскую область прибыло 487 семей из центральных областей РФ, всего число прибывших семей составило 13885.
25 июля 1946 года был принят Закон «Об упразднении ЧИАССР и о преобразовании Крымской АССР в Крымскую область».
В 1946 году число переселенных хозяйств на территории Грозненской области пополнилось еще 2404 хозяйствами, размещенными по 72 колхозам области, 1911 из этих хозяйств «были размещены на постоянное жительство в имеющиеся незаселенные дома.69
В 1947 году в области удалось принять еще 1488 хозяйств. А всего с 1944 по 1948 год вселились на территорию бывшей ЧИАССР – 16329 хозяйств.70
За новыми колхозами было закреплено на январь 1945 года – 154271 га, в 1948году – 182233 га.71
Как отмечалось в протоколе заседания Президиума ЦК КПСС (№ 66, п. XXV) от 22 декабря 1956 года, из 24 районов республики 8 полностью и 4 частично отходили к Грозненской области, 5 районов – Дагестанской АССР, 5 районов – Северной Осетии. Один полностью и один частично – Грузинской ССР72. И далее отмечалось, что в районы, вошедшие в Грозненскую область, было переселено из РСФСР, Украины и Молдавии 78000 человек. На территорию, отошедшую к Дагестанской АССР, переселилось из высокогорных районов республики от 46000 до 61000 горцев (точной цифры нет). В районы, включенные в состав Северо-Осетинской АССР, переселилось 55000 человек, в том числе по разным сведениям от 26 до 35 тысяч осетин из высокогорных населенных пунктов Юго-Осетинской Автономной области и 15000осетин из Северо-Осетинской АССР. Территория, вошедшая в состав Грузинской ССР, оставалась незаселенной.73
Одновременно с этими мерами проводилась замена названий ингушских и чеченских районов и селений. 8 мая 1944 года решение по этому вопросу принял Северо-Осетинский обком ВКП (б).74
По Пригородному району
Селения Галгай и Новый Джерах названы селением Камбилеевским, по имени реки, протекающей через них; слово Камбилеевка – не ингушское и не чеченское, а русское.
Селение Гадаборшево названо селением Куртат, т.к. большинство жителей переселилось из Куртотинского ущелья.
Селение Шолхи названо селением Карца, т.к. сюда переселились жители из селения Карца Гизельдонского района.
Селение Яндиево названо селением Дачное, так как здесь организуются дачи учреждений республики.
Селение Длинная Долина названо селением Терк – осетинское название реки Терек, на берегу которого расположено селение.
Населенный пункт Цороев назван Нижний Дангарон, что значит приречное, селение находится при реке Камбилеевке.
Селение Ахки-Юрт названо селением Сунженским – старое название бывшей Сунженской станицы. Слово Сунженской также чисто русское слово от слова «Сунша» (растение).
Селение Ангушт переименовано в селение Тарское – название бывшей станицы Тарской.
Селение Льянов названо Детским, так как здесь организуются детские колонии.
Селение Таузен-Юрт – в селение Комгарон, что означает конец ущелья (по характеру местности).
Селение Базоркино названо селением Чермен, по имени героя Чермен, который вел борьбу против врагов осетинского народа и дворян-землевладельцев.
Населенные пункты Н. Шолджи и Н.Шолхи переименованы в селение Пограничное, так как здесь организованы лагеря погранучилища.
Селение Бардабос названо селением Лесное, так как здесь идут каждый год лесозаготовки.
По Пседахскому району
Селение Пседах в селение Аланское (древнее название осетин).
Селение Кескем в селение Советское.
Селение Сагопш в селение Ногцард, что означает новая жизнь.
По Ачалукскому району
Селение Ачалуки – в Ацалык, осетинское название этого селения тюрского происхождения, означающее кислая вода.
Селение Доллаково в селение Даллакау – осетинское названое этого селения.
Селение Кантышево в селение Нартовское по имени района.
По Назрановскому району
Селение Назрань, как районный центр в селение Коста Хетагурово.
Селение Барсуки в селение Хорджин, что означает урожайное.
Селение Гамурзиево в селение Рухс, что означает свет, просвещение, культура.
Селение Альтиево в селение Баркаджин, что означает изобильное.
Селение Сурхохи в селение Мамисон, так как сюда переселились жители Мамисонского ущелья.
Селение Экажево в селение Ново-Ардонское, так как сюда переселились жители из Ардонского района.
Селение Насыр-Корт в селение Ново-Дигорское, так как сюда переселились жители из Дигорского района.
Селение Алиюрт в селение Нарон, так как сюда переселились жители из селения Нар.
Селение Плиево в селение Ахсар,что означает доблесть, героизм.
По Сунженскому району
Селение Яндырка в селение Райздаст, что означает красивое, приятное на вид – характер местности.
Селение Гази – Юрт в селение Заречное, так как оно расположено за рекой Сунжа.
Все отменяемые названия сел – ингушского и чеченского происхождения, за исключением названия Длинная Долина, которое отменяется потому, что трудно произносимо для осетин. 75 Документ был подписан Председателем Президиума Верховного Совета СО АССР Г.Гаглоевым и Секретарем Президиума Верховного Совета СОАССР К.Дзокаевым в 1944 году. В другом документе уже ровно через год после депортации 23 февраля 1945 года за подписью Председателя президиума Верховного Совета РСФСР Н. Шверника и Секретаря Президиума Верховного Совета РСФСР П. Бахмурова переименованы все остальные население пункты ЧИАССР в том числе:
По Первомайскому району
Селение Н.Алкун в Лесогорье, селение В.Алкун в Дачное, селение Аршты в Дубравино, селение Галашки в Первомайское, селение Даттых в ключевое, селение Мужичи в Луговое, селение Семиогоч в Новый Путь.
По Сунженскому району
Селение Алхасты в Краснооктябрьское, селение Асланбек в Серноводск, поселок Чемульга в поселок Чинары.
После февраля акция переселения еще продолжалась. Она охватила ингушей и чеченцев, уволенных из рядов Красной Армии. По фронтам были изданы специальные приказы. В распоряжении адресованном председателям фильтрационных комиссий, подписанном начальником войск НКВД 3-го Украинского фронта И.Павловым, предлагалось «всех карачаевцев, чеченцев, ингушей и балкарцев направить в распоряжение отделов спецпоселений НКВД Казахской ССР - в Алма-Ату».
19 мая 1944г. Чернышов получил сообщение из Главного управления формированиями Красной Армии, что к 10 июня в 33-й запасной стрелковой бригаде (г. Муром) будет сосредоточена 1 тыс. военнослужащих (сержантов и рядовых) чеченцев, ингушей и карачаевцев. Все они подлежали увольнению из армии. В Костромской области в Галичском и Буйском леспромхозах находились 1183 чеченца, ингуша и карачаевца, из которых, как сообщалось в октябре 1944 года в докладной записке начальника ОСП НКВД СССР Мальцева на имя Чернышова, 955 человек были демобилизованы из Красной Армии.
31 октября 1944 года Чернышов и Кузнецов докладывали НКВД Союза СССР Генеральному Комиссару Госбезопасности тов. Берии Л.П. следующее: «В НКВД СССР поступает значительное количество заявлений от офицеров и бойцов Красной Армии, являющихся по национальности калмыками, карачаевцами, балкарцами, чеченцами, ингушами и крымскими татарами, греками, армянами и болгарами, которые ходатайствуют об освобождении из спецпоселения своих родственников-спецпереселенцев с Северного Кавказа, из Крыма и бывшей Калмыцкой АССР. При рассмотрении этих заявлений считали бы целесообразным: устанавливать через командование части, будет ли заявитель оставлен на службе в Красной армии и при отсутствии компрометирующих материалов на его родственников-спецпереселенцев (жену, детей, родителей, несовершеннолетних братьев и сестер) освобождать последних из спецпоселения, в персональном порядке, без права их возвращения на Северный Кавказ, в Крым и на территорию бывшей Калмыцкой АССР. 76
Всего по данным ОСП НКВД СССР – среди отозванных с фронта и подлежащих выселению было: офицеров – 710, сержантов – 1696, рядовых – 6488. А в целом в рядах спецпоселенцев оказались 5943 офицера, 20 209 – сержантов и 130 691 рядовой. Там же. У всех бывших военнослужащих изымались военные билеты, запрещалось ношение погон, холодного и огнестрельного оружия. Из 1085 ингушей инвалидов – спецпереселцев 1069 были награждены орденами и медалями. 77
В сентябре 1945 года начальники проверочно-фильтрационных пунктов получили указание отдела проверочно-фильтрационных лагерей (ПФЛ) НКВД СССР всех калмыков, чеченцев, ингушей, карачаевцев и балкарцев, крымских татар, греков, армян, болгар (тех, которые пребывали в лагерях, расположенных в Европейской части РСФСР), за исключением лиц, находящихся в армии, направить в Новосибирск в распоряжение отделов спецпоселений и областного управления НКВД, а оттуда чеченцев и ингушей, карачаевцев и балкарцев – Алма-Ату, крымских татар – в Ташкент, крымских греков, болгар – в Свердловскую область.
 Из спецпоселенцев в Казахской ССР проживали 43810 ингушей, 138788 чеченцев; в Киргизской ССР – 1389 ингушей, 39663 чеченца; в Узбекской ССР – 108 ингушей, 120 чеченцев. В сводке движения спецпоселенцев с момента их расселения и до июня 1948 года отмечалось, что в 1943-1949 гг. было расселено ингушей, чеченцев, карачаевцев и балкарцев 608749 человек, прибыло самостоятельно 27 530 человек, убыло по разным причинам 184 556 человек.

 

Положение спецпереселенцев было чрезвычайно трудным. В письме начальника ОСП НКВД СССР М. Кузнецова на имя УНКВД Костромской области говорилось «О плохом состоянии жизненных условий ингушей, чеченцев, карачаевцев, крымских татар, переселенных для работы в лесозаготовительные организации Наркомлеса СССР». Особенно острой была нужда в жилье в Акмолинской области. К июлю 1946 года были построены только 28 из запланированных 1000 домов. В Джамбульской, Карагандинской областях к строительству жилья для спецпоселенцев вообще не приступали. В Киргизии на начало сентября 1946 года из 31 тысячи семей спецпоселенцев только 4973 были обеспечены постоянным жильем.80 И на новых местах поселения продолжались преследования. За подписью Л. Берии 2 декабря 1945 года появилась директива № 224 с требованием усиления агентурно-оперативной работы среди спецпоселенцев, которые, по его мнению, «активизируют действия, направленные на срыв мероприятий по подготовке к выборам в Верховный Совет ССР»… .81
В первые годы ссылки, неприспособленные к новым климатическим условиям, без средств к существованию, спецпереселенцы тысячами умирали от голода и болезней. В справке о рождаемости и смертности спецпоселенцев за 1945 год число смертей депортированных с Северного Кавказа составило половину общего показателя смертности среди спецконтингента – 44 652 к 89 659 человек.82 Главной причиной была хозяйственная неустроенность. В Постановлении СНК и ЦК КП (б) Казахской ССР «О недостатках в хозяйственном устройстве спецпоселенцев, расселенных в Казахской ССР» от26 апреля 1945 года отмечалась: «8516 семей до сих пор не получили приусадебных участков. Из 61849 семей, расселенных в колхозах республики, 3293 семьи не приняты в члены колхоза».83 «Архинеудовлетворительным» было признано медико-санитарное обслуживание: эпидемические заболевания до сих пор не были ликвидированы. Констатировался факт нецелевого использования выделенных для спецпереселенцев фондов, и продолжавшегося их разбазаривания. В Постановлении также отмечалось, что местные органы «самоустранились от работы по хозяйственному устройству спецпереселенцев, расселенных в колхозах».84
В июле 1945 г. спецпереселенцам было выделено пособие по 100 руб. на семью (равно 1-2 буханкам хлеба), в 1946 г. другое по 40 руб. на человека.
Взрослый спецпереселенец мог взять ссуду на строительство жилья – до 5 тыс. руб.85 Для этого он должен был представить справку от комендатуры МВД, гарантийное обязательство, обязательство колхоза, совхоза или предприятия, гарантирующее своевременное погашение ссуды, ходатайство исполкома соответствующего Совета, справку о том, что спецпереселенец выработал установленный минимум трудодней. Кроме того, спецпереселенец – ссудополучатель обязывался в первый же год вносить платежи по ссуде. Таким образом, от юридически бесправных и материально немощных переселенцев требовали практически невозможного. Ссудами смогли воспользоваться единицы.86
В случае наделения скотом спецпереселенцы за одну голову молодняка крупнорогатого скота или 4-5 овец на семью, владельца тот час же облагали натуральным и денежным налогом. И чтобы заплатить налог, вынуждены бывали продавать выданный скот.
В связи с этим руководство Казахской ССР обратилось к правительству СССР с просьбой «распространить использовавшуюся ранее систему льгот в отношении спецпереселенцев – кулаков на данный контингент, поскольку настоящие спецпереселенцы находятся в более тяжелых условиях.87
Условия, в которых жили ссыльные, были ужасными. Жили в землянках, на заброшенных фермах, страдая от сырости и холода. К намеченному строительству жилья для спецпоселенцев в Джамбульской, Карагандинской и Актюбинской областях не приступили вообще. Естественно, подобные условия многие не выдерживали и численность депортированных катастрофически падала каждый день. «Они построили себе сакли – низкие, темные, жалкие, такие, что хоть пинком ноги их, кажется, развалятся. И такое же и было все их ссыльное хозяйство – на этот день, этот месяц, этот год, безо всякого скопа, запаса, дальнего умысла».88 Каждый день они ожидали весть о том, что они могут вернуться домой. И так долгих 13 лет. Тысячи детей становились круглыми сиротами и попадали под опекунство родственников, многие попадали в детские дома и приюты. Дзейтова Напсат Эльжиевна, 1917 года рождения при выселении имела дочку и сына. В ссылке жила в Октябрьском районе Павлодара. В 1945 году при обыске у нее дома было обнаружено 4 кг зерна, за что была заключена на 2 года в колонию строго режима и отбывала срок в колонии г.Петропавловск Казахской ССР. Детей распределили в разные детские дома и по освобождении Напсат нашла только дочку. Четырехлетнего Магомеда она так и не смогла найти. Напсат выжила в условиях, когда в день давали 300 грамм супа из рыбьих голов. По 10-12 часов в день рыли каналы и делали другие земельные работы. Женщины в колонии десятками умирали каждый день, хоронили не сразу, трупы покрытые воронами сутками валялись на зоне. Напсат вернулась из ссылки без сына, который возможно еще жив и не знает кто он и его родители, где его родина и какой он национальности и вероисповедания. 89
К августу 1946 года по документам спецконтингент в Казахской ССР уменьшился на 104 632 человека, из них 73 тыс. человек умерло от различных болезней.90 Всего, по данным отдела спецпоселений НКВД, из переселенных чеченцев, ингушей, балкарцев и карачаевцев за период с 1944 по 1948 год умерли 144 704 человека (23,7 %), в том числе в Казахской ССР умерло чеченцев, ингушей и балкарцев 101 036 человек, в Узбекской ССР за 6 месяцев пребывания умерло 16 052 человека (10,6 %), в 1945 г. – 138 83 человека (9,8 %).91
Эти данные НКВД о смертности значительно занижены и не могут быть верными, поскольку в первые месяцы выселения, учитывая масштабы вымирания, регистрация и учет смертности населения представляли большую сложность.
В своей неопубликованной рукописи «50 лет борьбы и побед» бывший министр внутренних дел Н.П. Дудоров, который был непосредственно задействован в ликвидации «нарушений социальной законности», т.е. возвращении ингушей и чеченцев на Северный Кавказ, по вопросу о переселенцах пишет: «Выселенные народы претерпели немало моральных и физических страданий, унижений, голода, много людей погибло».

 

Таким образом, получается, что за первые 20 месяцев ссылки погибли 62 579 ингушей и чеченцев. Однако и здесь можно с уверенностью говорить, что это также неверный подсчет. Дело в том, что цифра 478 479 человек приведенная Н. П. Дудоровым, фигурировала в одной из докладных записок Л.П. Берия, осуществлявшего депортацию.93 И здесь нужно отметить некоторую неясность: докладная начинается словами «На 29 февраля выселены и погружены 478 479 человек…»,94 но датирована она 24 февраля 1944 года, т.е. временем, когда выселение на плоскости еще продолжается, а в горных районах Чечено-Ингушетии еще не приступили. Поэтому указанное число не может быть признано окончательным.
Ингуш Х. Р. Евлоев вспоминает: «Осенью 1944 года я находился на Северо-западном фронте на территории Белоруссии, всех чеченцев, ингушей, карачаевцев, балкарцев, калмыков со всех фронтов свели на сборпункт под Москвой, …где и сообщили, что всех выселили с родины в другие места. Солдаты этих национальностей демобилизуются. Отныне и эти солдаты будут именоваться спецпереселенцами.95
Прибытие бывших военнослужащих – спецпереселенцев продолжалось до конца 1945 года. По строгому предписанию они убывали к местам нового расселения народов. Безусловно, что на местах органы власти не располагали сведениями о расселении их семей по областям и районам, все это затрудняло поиск семей, увеличивало еще большее число разрозненных семей из ингушей, чеченцев, балкарцев и других народов.
Спустя две недели после начала операции – 7 марта 1944 года появился Указ Президиума ВС СССР о ликвидации Чечено-Ингушской АССР и об административном устройстве ее территории: «В связи с тем, что в период ВОВ, особенно во время действий немецко-фашистских войск на Кавказе, многие чеченцы и ингуши изменили Родине, переходили на сторону фашистских оккупантов, вступали в ряды диверсантов и разведчиков, забрасываемых немцами в тылы Красной Армии, создавали по указке немцев вооруженные банды для борьбы против Советской власти и в течение продолжительного времени, будучи не заняты честным трудом, совершают бандитские налеты на колхозы соседних областей, грабят и убивают советских людей, Президиум ВС СССР постановляет:
1. Всех чеченцев и ингушей, проживающих на территории ЧИАССР, а также в прилегающих к ней районах, переселить в другие районы страны, а Чечено- Ингушскую АССР ликвидировать.
/ Председатель Президиума ВС СССР: М. Калинин /
/ Секретарь Президиума ВС СССР: А. Горкин /
Москва, Кремль 7 марта 1944 год.96
Таково было чудовищное обвинение, на основании которого целые народы были оклеветаны, оболганы и незаконно выселены с родных мест.
До самой смерти Сталина в лагерях, по данным Л. Берии только, содержалось 25-30%, осужденных за контрреволюционную деятельность.97 Всего же с 1929 по 1953 годы жертвами сталинских репрессий стали 19,5 - 22 миллиона советских граждан.98
На 1 октября 1946 год на спецпоселении находилось всего 2 463 940 человек. Из них мужчин – 655 674, женщин – 829 084, детей до 16 лет – 979 182. Таким образом, из каждых 300 жителей Советского Союза четыре находились на спецпоселении.99 Такого беззакония, такой жестокости по отношению к собственному народу, к собственным гражданам не знала ни одна страна мира.
В Казахстане и Киргизии были созданы 429 спецкомендатур НКВД «для наблюдения за режимом проживания спецпереселенцев, борьбы с побегами, оперативно-чекистского обслуживания и т.д.» Для оперативно-чекистского обслуживания был создан «агентурно-осведомительный аппарат» в количестве 726 2 человека, в том числе: резидентов 123, агентов 215 и осведомителей 6 924.100
Согласно распоряжению МВД СССР и Прокуратуры СССР от 22 декабря 1948 года за № 001475/279 «В целях укрепления режима поселения для высланных Верховным органом СССР в период Великой Отечественной войны чеченцев, карачаевцев, ингушей, балкарцев, калмыков, немцев, крымских татар и других, а также в связи с тем, что во время их переселения не были определены сроки их высылки, Указам Президиума Верховного Совета СССР от 26 ноября 1948 года «Об уголовной ответственности за побег с мест обязательного и постоянного поселения лиц, выселенных в отдаленные районы Советского Союза в период Отечественной войны» установлено, что переселение в отдаленные районы Советского Союза указанных выше лиц проведено навечно, без права возврата к их прежним местам жительства. За самовольный выезд (побег) из мест обязательного поселения виновные подлежат привлечению к уголовной ответственности и наказанию к 20 годам каторжных работ. Этим же Указом установлено, что лица виновные в укрывательстве бежавших из мест обязательного поселения или способствовавшие их побегу, лица, виновные в выдаче разрешения выселенцам на возврат их в места прежнего жительства, и лица, оказывающие помощь в устройстве их в местах прежнего жительства, подлежат к привлечению к уголовной ответственности и наказанию за эти преступления лишением свободы на срок 5 лет.
Постановлением Совета Министров СССР № 4363-1726сс от 24 ноября 1948 года «О выселенцах» установлено, что перечисленные выше выселенцы, уклонявшиеся в местах их поселений от общественно полезного труда, то есть пытающиеся продолжать паразитический образ жизни, подлежат привлечению к уголовной ответственности в соответствии с п.12 Постановления Совета Министров СССР № 1841-730 с 3 июня 1948 года «О порядке изменения Указа Президиума Верховного совета СССР от 2 июня 1948 года «О выселении в отдаленные районы лиц злостно уклоняющихся от трудовой деятельности в сельском хозяйстве и ведущих антиобщественный паразитический образ жизни», которым за это преступление установлена мера наказания – замена высылки заключением в исправительно-трудовых лагерях сроком на 8 лет».
… 6. Расследование дел на всех бежавших из мест постоянного поселения выселения поселенцев проводить органам МВД по месту задержания бежавших и заканчивать в 10-и дневный срок. 7. Все законченные следственные дела о побегах и уклонении от общественно полезного труда выселенцев направлять на рассмотрение в Особое совещание при МВД СССР. 8.. Прокурорам установить строгий надзор за точным исполнением Указа Президиума Верховного Совета Союза СССР от 26 ноября 1948 года и Постановлением Совета Министров СССР № 4363-1726сс от 24 ноября 1948 года. Циркуляр МВД СССР и генерального прокурора СССР № 32/39 сс 14 февраля 1947 года отменить. 101
Постоянный накал напряжения, постоянные перегрузки подтачивают организм, будто червь, оказавшийся в середине яблока; все это в конечном итоге оборачивается хронической усталостью. Жизнь натянутой пружины приводит человека к немощной ранней старости или к преждевременной смерти. Наблюдалась чрезмерно ранняя смертность среди ингушей и чеченцев. Особенно высок процент смертности среди представителей интеллигенции, которые испытали на себе весь ад ужасов советского террора. Вот имена некоторых из них:
Тамерлан Шишханов – лауреат Ленинской премии в области науки;
Джабраил Албаков – поэт;
Капитон Чахкиев – поэт, прозаик, художник;
Руслан Мамилов – скульптор;
Магомед Цицкиев – замечательный мастер сцены, актер и режиссер; народный артист ЧИАССР, заслуженный артист РФ;
Насрудин Омархаджаев – врач, хирург;
Луиза Абадиева – педагог;
Алихан Костоев – писатель, критик, журналист102 и сотни других известных имен сыновей и дочерей ингушского и чеченского народов.
Л. Берия преследовал в этой чудовищной авантюре и свои корыстные интересы. С одной стороны, он лишний раз подтвердил вождю свою преданность и незаменимость. Мастер по внутренней политике, он ловко манипулировал цифрами и фактами, выдавая желаемое за действительное. Конвейер штамповки «врагов народа» не останавливался даже в годы смертельной схватки с внешним врагом. Именно здесь Лаврентий Берия чувствовал себя в своей стихии. Если война выдвинула таких общепризнанных полководцев, как Жуков, Рокоссовский, то Берия искал точку приложения в другой плоскости…. Вождиcтские амбиции Сталина и честолюбивые устремления Берия органически слились воедино и вылились в геноцид по отношению к некоторым народам. Государственная система, в которой человеку отводилась роль винтика, такой антигуманный акт представляется естественным и неизбежным. В результате этого, искусственная репутация двух титулованных особ оказалась поддержанной за счет незаслуженного очернительства репутации народов. Такой ценой платили советские люди за мнимое величие своих вождей.103
За образцовое выполнение специальных заданий правительства Указом Президиума Верховного Совета СССР награждены:
орденом Суворова 1 степени:
генеральный комиссар госбезопасности Л. П. Берия;
комиссар госбезопасности 2го ранга Б. З. Кобулов;
комиссар госбезопасности 2го ранга С. Н. Круглов;
комиссар госбезопасности 2го ранга И. Д. Серов;

орденом Кутузова 1 степени:
генерал-полковник А. Н. Аполлонов;
комиссар госбезопасности 1го ранга В. М. Меркулов;
генерал-майор И. И. Пияшев;

орденом Суворова 2 степени:
комиссар госбезопасности 2го ранга В. С. Абакумов;
комиссар милиции Е. С. Грушко;
генерал-лейтенант К. П. Стаханов и другие, всего 13 человек;

орденом Кутузова 2 степени – 17 человек;
орденом Красного Знамени – 79 человек;
орденом Отечественной войны 1 степени – 47 человек;
орденом Отечественной войны 2 степени – 61 человек;
орденом Красной Звезды – 120 человек;
медалью «За отвагу» - 259 человек.
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 4-го апреля 1962 года отменил решения о награждении вышеназванных работников НКВД, и все врученные награды были отозваны.104
Ужасные жилищные условия, голодный паек, на который были обречены спецпереселенцы, отсутствие у многих теплой одежды, резкое изменение климатических условий, эпидемические заболевания, отсутствие медицинской помощи – все это привело к гибели в Киргизии и Казахстане тысяч и тысяч безвинных людей. Только за шесть месяцев 1945 года в Киргизии скончалось 14 322 переселенца, в течение 1945 года и первой половины 1946 года – 36 070.105
Всего в Казахстане и Киргизии, по данным НКВД, с 1 апреля 1948 года по 1948 год умерло 144 704 балкарца, карачаевца, чеченца и ингуша.106 Это более 23,7% от общего числа спецпереселенцев. В том числе в Казахской ССР умерло чеченцев, ингушей и балкарцев 101 036 человек, в Узбекской ССР за 6 месяцев пребывания там – 16 052 человек (10,6%), в 1945 году – 13 883 человек (9,8%).
Совет Народного Комитета Киргизской ССР и ЦК КП (б) Киргизии в 1945 году трижды принимали постановления, направленные на проведение борьбы с эпидемическими заболеваниями (10 апреля, 11 сентября, 12 октября). Но трудно было вести борьбу с болезнями, когда люди находились в антисанитарных условиях, были истощены от систематического недоедания. Судьба многих была трагической.107
Начальник отдела спецпоселений Министерства внутренних дел СССР полковник Шиян на основе многочисленных донесений и отчетов поступавших из военных районов страны, из Средней Азии и Казахстана, отовсюду, где были расселены спецпереселенцы, составлял обзорные документы для руководства МВД и военного руководства страны, но уже за подписью министра внутренних дел. Документ, который был составлен 14 мая 1949 года, был озаглавлен так: «Докладная записка о продовольственных затруднениях среди выселенцев в Казахской СССР».108
Докладная записка была адресована министру внутренних дел СССР генерал-полковнику С. Круглову. В тексте докладной записки полковник Шиян пишет: «В результате плохого урожая зерновых в 1948 году в северных и северо-восточных районах Казахстана, обеспечение продовольствием в значительной части населения, в том числе выселенцев расселенных в этих районах, является крайне неудовлетворительным.
По имеющимся в отделе спецпоселений МВД СССР неполным данным, в Акмолинской, Актюбинской, Кокчетавской, Кустанайской, Северо-Казахстанской и Семипалатинской областях на 1 апреля 1948 года было учтено остро нуждающихся в продовольствии (вернее – голодающих) 118 259 выселенцев, из них 2590 человек больных дистрофией, и зарегистрировано 18 случаев смертности вследствие истощения от недоедания.109
1.Акмолинская область
В области расселено 30 252 семьи, 110 097 человек выселенцев.
На 1 апреля с. г. было учтено остро нуждающихся в немедленной продовольственной помощи 28 405 выселенцев, среди которых имеется массовое заболевание дистрофией.
В 6 колхозах и в поселке при железнодорожной станции Колутон Калининского района имелось 84 опухших от голода постельно-больных выселенца.
В колхозе «Путь к социализму» Есильского района учтено больных дистрофией 33 выселенца.
Аналогичное положение в колхозах и совхозах Молотовского, Эркеншиликского и Вишневского районов.
По области зарегистрированы случаи смерти выселенцев на почве истощения от недоедания.
В исключительно тяжелом положении находятся выселенцы, работающие в совхозах. Завоз продуктов питания в совхозы очень ограничен. Приобрести же эти продукты на стороне выселенцы не могут, т. к. к 1 апреля с. г. зарплата не была выдана им еще за декабрь 1948 года. По информации УМВД, обком КП (б) Казахстана предложил секретарям райкомов улучшить продовольственное снабжение выселенцев. Однако принятые райкомами меры не обеспечивают улучшения положения, не могут предотвратить дальнейшее распространение среди них дистрофии. В декабре 1948 года для остро нуждающихся выселенцев было отпущено 200 тонн зерна, распределенного среди 11 315 выселенцев; 17 090 выселенцев из-за отсутствия денег приобрести зерно не смогли.
В марте с. г. было выделено 73 тонны зерна. Однако часть выселенцев не в состоянии его выкупить по причине отсутствия денег.
2. Кокчетавская область.
В области расселено 13025 семей, 91634 чело¬века выселенцев.
К 1-му апреля 1949 года в районах области бы¬ло учтено 16302 человека выселенцев, крайне нуж¬дающихся в продовольствии (читай — голодающих - Д.Ш.) Наиболее серьезные продовольственные затруд¬нения отмечены в Арык-Балыкском, Рузаевском, Айртавском, Зарендинском, Кокчетавском районах, где урожай зерновых и огородных культур в 1948 году был очень низкий.
В результате мер, принятых по информации УМВД, обкомом КП (б) Казахстана и облисполко¬мом Советов депутатов трудящихся, торгующими организациями и «Союззаготзерно» для оказания продовольственной помощи нуждающемуся населению с 1 января по 1 апреля с.г. было выделено 1765 тонн зерна. В Айртавском, Арык-Балыкском районах выселенцы, заболевшие дистрофией, госпитализированы.
Принятые меры лишь в некоторой степени ослабили тяжелое продовольственное положение вы¬селенцев. Из выделенного зерна 920 тонн было роз¬дано выселенцам в виде ссуды, а остальное пред¬назначено для продажи за наличный расчет. Но, за неимением денег, выселенцы приобрести хлеб не могут. По этой причине, при наличии в Чкаловском районе 2622 выселенцев, остро нуждающихся в продовольствии, на 1 апреля с. г. оставались нереализованными 32 тонны пшеницы.
Такое же положение отмечается и в других рай¬онах области.
3. Северо-Казахстанская область
В области расселено 13323 семьи, 45314 человек выселенцев.
На апреля с. г. было учтено остро нуждающихся в немедленной продовольственной помощи 5 355 человек.
По области имелось 30 выселенцев, опухших от недоедания, и около 150 выселенцев в тяжелой сте¬пени истощения.
4. Кустанайская область
В области расселено 22 085 семей, 78 778 чело¬век выселенцев.
На 1 апреля с. г. было учтено остро нуждаю¬щихся в немедленной продовольственной помощи 4914 семей, 14356 человек.
В ряде районов отмечены опухание и смертность среди выселенцев от истощения вследствие недоедания.
В колхозе «III Иптернационал» Веденского района, имелось 6 человек, в колхозе «Пролетариат» того же района - 8 человек больных дистрофией.
В свиносовхозе № 641 Затобольского района
больных дистрофией насчитывалось 27 человек. В Сулукульском совхозе Семиозерного района 82 человека.
В Орджоникидзевском районе от недоедания и истощения умерло 2 выселенца.
Для оказания продовольственной помощи выселенцам в I квартале с. г. решением Кустанайского исполкома областного Совета народных депутатов трудящихся было отпущено для колхозников области 678 тонн хлеба.
Но в связи с отсутствием средств у выселенцев и особенно у выселенцев с Северного Кавказа большинство остро нуждающихся не могли выкупить выделенные для них зернопродукты.
5. Семипалатинская область
В области расселено 14 665 семей, 49 787 человек выселенцев. В большинстве районов области выселенцы колхозники получили по 100-150 граммов хлеба на трудодень, а во многих колхозах на трудодень вовсе ничего не выдавалось.
К 1 апреля 1949 года в области было учтено остро нуждающихся в немедленной продовольственной помощи 2664 семьи, 9 142 человека, из которых 1 584 человека больны дистрофией.
Особенно плохо обеспечены продуктами питания выселенцы в Аягузском, Жарминском, Бородулихинском и Кокпектинском районах, где больных дистрофией учтено 1 368 человек.
В колхозах «Пробуждение», «Красный труд», «Жана Аул», «Кзыл Октябрь», в совхозах «Чалобай» и «Дорурс» Чарского района 201 чел. выселенцев никаких продуктов питания не имеют. Из них 23 человека поражены дистрофией.
По Кокпектннскому району случаи дистрофии среди выселенцев отмечены в 11 колхозах.
Аналогичное положение и в других районах об¬ласти.
Для колхозников области, нуждающихся в про¬довольствии, в декабре 1948 года было отпущено 211 тонн хлеба. Многие выселенцы, ввиду отсутст¬вия денег, не в состоянии выкупить выдаваемый хлеб.
6. Актюбинская область
В области расселено 9 172 семьи, 30 112 человек выселенцев. На 1 апреля с. г. учтено остро нуждаю¬щихся в продовольственной помощи: по Степному району — 87 семей, 304 человека, по Родниковскому району — 50 семей, 130 человек.
В целях улучшения продовольственного поло¬жения колхозников, в том числе и выселенцев, с января с. г. было выделено в порядке ссуды и для продажи через торговую сеть 1600 тонн зерна. По линии кооперации для совхозов области в I квар¬тале отпущено 88 тонн муки.
Тяжелое продовольственное положение выселен¬цев усугубляется тем, что зерно, выделенное для снабжения остро нуждающихся колхозников, в ряде случаев расхищается и распределяется не по пря¬мому назначению. В Мартукском районе Актюбинской области часть муки, выделенной для остро нуждающихся в продовольствии колхозников, была роздана рабо¬чим и служащим райцентра и списана по документам, как отпущенная нуждающимся колхозникам.
Аналогичные факты имеют место по другим областям, в которых продовольственное положение выселенцев является неудовлетворительным.
В связи с продовольственными затруднениями в ряде областей Казахской ССР среди выселенцев отмечено усиление тенденций к побегам с мест по¬селения. … До 1947 года бежали выселенцев – 24 524 человек, задержано 9 917 человек, привлечены к уголовной ответственности – 2502 человека. За 1947 год бежало 10 897 человек, задержаны 13 585 человек, привлечены к уголовной ответственности 2062 человека. За 1948 год бежали и выявлено ранее бежавших выселенцев – 15 424 человека, в том числе выявлены ранее бежавшие выселенцы -13 761 человек, задержано и привлечено к уголовной ответственности 5403 человека, находились в бегах по состоянию на 1 ноября 1948 года – 12 496 человек, находятся в бегах по состоянию на 1 января 1949 года – 11 205, задержано выселенцев в ноябре 1948 года – 1162 человека, задержано выселенцев в декабре 1948 года – 495 человек. В том числе по контингентам: немцев – 6517, с Северного Кавказа – 2208, из Крыма – 2293, из Грузии – 315, калмыков – 227. О ходе проверки МВД-УМВД, произведенной в соответствии с приказом МВД СССР № 0722 от 26 ноября 1948 года, выявлено 5023 выселенца, оказавшихся в наличии, но не состоявших на учете спецпоселения МВД-УМВД, в том числе УМВД по Алтайскому краю – 2270 человек, УМВД Коми АССР – 497 человек, УМВД по Челябинской области – 440, УМВД по Тульской области – 436, УМВД по Горьковской области – 190, МВД Башкирской АССР – 175, МВД Татарской АССР – 156, УМВД по Тюменской области – 3. 110
Как видно из этой справки о побегах и задержаниях выселенцев случаев побегов было много. Но спрашивается, куда они бежали, ведь обратной дороги не было. Как известно, при выселении многие семьи и родственники были разлучены друг с другом и потому одной из главной причин было желание воссоединиться с родными и близкими.
На основе согласованных предложений Совет Народных Комиссаров СССР 12 февраля 1946 года издал распоряжение, по которому Казахстану на нужды переселенцев выделялось леса – 5 тысяч кубических метров, а требовалось 68 375, в том числе за счет местных заготовлений – 17500 куб. метров, гвоздей – 42 тонны, стекла – 22 тыс. кв. метров, вместо необходимых 139 625 кв. метров, чугуна – 605 тонн. Это все, что могло выделить в 1946 году союзное правительство спецпереселенцам, находившимся на территории Казахстана. При таком снабжении стройматериалами спецпереселенцам суждено было жить на уплотнении и в неприспособленных помещениях немало лет. Однако и это количество строительных материалов не полностью было использовано на нужды спецпереселенцев.
По плану в 1946 году в Акмолинской области должны были построить 1000 домов, а было построено лишь 27, в Талды-Курганской области – 1400 домов, построено - 23, в Южно-Казахстанской – 1700, построено - 70. В Джамбульской, Карагандинской и Актюбинской областях спустя даже более 2х лет после прибытия спецпереселенцев в Казахстане не было построено ни одного дома.
…Построенные дома имеют существенные дефекты, в большинстве домов по одному небольшому окну и, как правило, без стекол, забиты фанерой, двери изготовлены из местного строительного материала – березы и осины, которые в условиях Северного Кавказа зимой не пригодны.
Совет Народных Комиссаров Киргизской ССР постановлением от 21 декабря 1945 года утвердил план строительства жилых домов для спецпереселения. Всего планировалось построить 5 тыс. домов: во Фрунзенской области – 1 500 домов, Таласской – 934 дома, Ошской – 1 200, Джалал-Абадской – 1 200, Иссык-кульской – 166.
По данным на 1 июля 1946 года, в Кеминском и Чуйском районах фрунзенской области и в городе Фрунзе к строительству даже не приступали. В Кантском районе вместо 120 домов было построено – 20, Панфиловском районе вместо 120 - 23, в г. Токмаке вместо 40 – 5. 111
Стройматериалы, выделявшиеся для спецпереселенцев, не всегда использовались по назначению.
Во Фрунзенской области в 1946 г. из занаряженного районам области 1 006 куб. метров леса не по назначению было использовано 510, оконного стекла – из 4 129 кв. метров – 616, из 5 988 кг. гвоздей – 500.
Начальник переселенческого управления при Совете Министров Киргизской АССР Григорьев 1 апреля 1946 года в докладной записке отмечал: «Несмотря на незначительное поступление стройматериалов, в частности леса, значительное количество их по распоряжению руководящих организаций было использовано не по назначению. Так, Джалал-Абадском облисполкоме использовано не по назначению 730 куб. метров леса по разрешению Совета Министров Киргизской ССР, Ошским облисполкомом использовано не по назначению 113,4 куб. м., Таласским облисполкомом – 103 куб. м.
Госпланом республики роздано разным организациям переселенческого леса: по г. Фрунзе – 637 куб. м., по г. Таласу – 154,5 куб. м., по г. Ош – 75 куб. м., а всего использовано не по назначению леса спецпереселенческого фонда по распоряжениям руководящих организаций 1 604,5 куб. м. Особенно следует отметить: распоряжением Совнаркома Киргизской ССР за 1945 год из поступившего пилолеса на переселенческое строительство в 1945 году 282 куб. м. было выдано НКВД на строительство стадиона 75 куб. м. и институту животноводства на строительство выставки 25 куб. м. пилолеса. Благодаря этому заказанные Киргизстрою строительные детали (двери, окна) и начатые поделки в течение целого года лежат в мастерских в незаконченном виде из-за отсутствия пилолеса…».112 И это в то время, когда тысячи переселенцев: дети, женщины, старики, инвалиды ВОВ проживали в сараях, амбарах, полуземлянках без элементарных удобств, болели, страдали и умирали от антисанитарии и эпидемических болезней.
Разбазаривание строительных материалов шло в открытую. Даже само Переселенческое управление, призванное заботиться о спецпереселенцах и контролировать использование стройматериалов, выделяемых для их нужд, только в течение нескольких месяцев ухитрилось раздать 23 организациям республики 600 куб. м. леса, из них Васильевскому винсовхозу 55, Киргизскому государственному театру – 30, о чем это управление умышленно умалчивает в своей докладной записке.113 Да и сам Совет Министров Киргизской ССР использовал переселенческий фонд для других нужд.
В постановлении бюро ЦК КП (б) Киргизии от 21 ноября 1946 года указывалось, что «жилищное строительство производится медленно и некачественно, местные стройматериалы не заготавливаются, помощь со стороны колхозов не оказывается, и специальные строительные бригады не создаются. Техническое руководство строительством не осуществляется, и большая часть построенных домов не отвечает даже минимальным санитарным и бытовым требованиям. В среднем, жилая площадь построенных домов 8 – 10 кв. метров. 114
На покупку и строительство жилых домов государство выделяло спецпереселенцам ссуду в размере 5 тысяч рублей на каждую семью сроком на 5 лет.
Всего на предприятия по жилстроительству за два с половиной года (1944 г. – июнь 1946 г.) в Казахской ССР было открыто кредита 115 миллионов рублей, освоено лишь 77 030 тысяч рублей. 115 «Следует сказать, что Казахская контора Сельхозбанка, - указывается в отчете Управления при Совете Министров Казахской ССР по спецпереселению от 9 марта 1947 года, - создала такие условия получения кредита, при которых многие спецпереселенцы отказались от его получения. Для того, чтобы получить 5000 рублей ссуды на строительство жилого дома от спецпереселенца требовалась справка от комендатуры МВД, гарантийное обязательство колхоза, совхоза или предприятия о том, что спецпереселенец будет своевременно погашать ссуду, решение исполкома с ходатайством о выдаче кредита и, наконец, справка от колхоза о том, что спецпереселенец имеет выработку минимума трудодней. Если в этой справке указано, что спецпереселенец не выработал минимума трудодней, независимо от причин, сельхозбанк в выдаче кредита отказывал.
Такая формальность, введенная Сельхозбанком, привела к тому, что многие колхозы и совхозы, расположенные от филиалов Сельхозбанка на расстоянии 70 – 80 км, после неоднократных попыток получить кредит для строительства спецпереселенцев, отказывались от него. В результате, выделенный кредит полностью получить по указанным причинам не представлялось возможным.
В связи с затруднением в получении кредита, спецпереселенцы вынуждены были продавать личное имущество и затрачивать собственные вложения на строительство домов. 116
Отсутствие должного контроля областными конторами Сельхозбанка и их филиалов за использованием кредитов нередко приводило к злоупотреблениям со стороны некоторых сельсоветов и правлений колхозов. Например: «Сивковский сельский Совет в Соколовском районе Северо-Казахстанской области купил для спецпереселенцев 12 дернопластовых домов; каждый из которых стоит 400 рублей, а контора Сельхозбанка выдала кредит из расчета 2 тысячи рублей за дом. Правление колхоза имени Ленина в Советском районе продало спецпереселенцу Хабриеву Мухамеду дом фронтовика Проценко за 5 000 рублей. Сельхозбанк оформил ссуду, но вернулся с фронта Проценко, отобрал дом и спецпереселенец остался без дома и без денег». 117
Принудительное выселение ингушей и чеченцев отрицательно сказалось на восстановлении и дальнейшем развитии народного хозяйства на территории бывшей ЧИАССР. В составе работников нефтяной промышленности до 1944 г. насчитывалось около 4 тыс. рабочих и инженерно – технических работников ингушской и чеченской национальностей. Это были кадры подготовленные еще в 30-е годы. Они вместе с рабочими других национальностей с первых дней войны самоотверженно трудились, обеспечивая фронт горючими и смазочными материалами. В условиях, когда не хватало подготовленных кадров, переселение нефтяников ингушей и чеченцев – неблагоприятно сказалось на развитии нефтяной промышленности региона.118
Если государственный план бурения в 1943 г. был выполнен на 101,7 % , то в следующем, 1944 г. темпы добычи нефти снизились. Трест «Малгобекнефть» вместо 290 345 тонн нефти по плану добыл лишь 212 391 тонну.119
В тресте «Октябрьнефть» в 1944 году предусматривалось довести добычу нефти до 317 889 тонн, а получили 297 978 тонн. В тресте «Старогрознефть» вместо 726 тыс. тонн было добыто 674 420 тонн. Одной из причин невыполнения плана трестом «Малгобекнефть» являлось уменьшение численности рабочих и специалистов в буровых организациях.120
Заметный ущерб понесло и сельское хозяйство. ЧИАССР имела до войны развитое животноводство. В единоличных хозяйствах содержалось большое количество крупнорогатого скота и овец. Хозяйства Итумкалинского района в 1943 году располагали более 14 тыс. голов крупнорогатого скота, почти 28 тыс. овец. В хозяйствах Галанчожского района имелось около 14 тыс. овец, в Шароевском районе – 392 27 овец и 7 591 головы крупнорогатого скота.
После выселения вайнахов скот передавали колхозам других регионов страны, в основном в хозяйства УССР, Ставропольского края, Воронежской, Курской и Орловской областей. Эти операции сопровождались огромными потерями. Из-за нехватки кормов был падеж скота от истощения, были утеряны и многие навыки ведения отгонного животноводства, обработки высокогорных земельных участков, разрушалось террасное земледелие.
Акция по принудительному переселению задержала развитие культуры ингушей и чеченцев. Многие исторические памятники этих народов уничтожались, в том числе и памятники героям революции и труда, была прервана работа по ликвидации неграмотности.
Был подорван авторитет государства и власти в глазах депортированного населения. Проведенные в 1920-е годы преобразования в национальной политике, в итоге завоевавшие доверие и признание масс, оказались попраны со стороны самого советского государства. Власть продемонстрировала очевидное пренебрежение к провозглашенным ею же принципам.
Кавказ «очищенный» от коренного населения и заселенный специально подобранным контингентом, становился свободным для различного рода маневров зоной. Установление тотального контроля над нефтяной промышленностью при создании общих благоприятных условий для развития производства в целом позволяло в кратчайшие сроки реализовать поистине огромные потенциальные возможности региона превратить его в один из наиболее развитых экономических центров страны. Учитывая стратегическое значение его географии, при удачном стечении обстоятельств, приобретение могло быть бесценным.
Если исходить в оценке исторической роли Сталина только из свойств его характера и поведения, то достаточно одного примера, который был продемонстрирован за одним из «круглых столов»: «Масштабы этой личности огромны. – Масштабы личности ничтожны!.. – Нет огромны. И результаты деятельности огромны. – Господи, да результаты ужасны!»121
Подвергаясь массовым репрессиям, люди не только боялись за себя, они еще молча мирились с этим, даже принимали их как за должное, необходимую плату за прогресс, за победу социализма.
…Больше всех в годы Великой Отечественной войны пострадали репрессированные народы, ингуши и чеченцы в том числе. Это, конечно, не могло не волновать живущих за рубежом соотечественников. Они в меру своих сил протестовали против этой акции. Началом обсуждения этого вопроса на официальном международном уровне можно считать письмо-обращение группы кавказцев живущих в США в ООН в сентябре 1955 года. 122
К писателю, депутату Верховного Совета СССР Н.С.Тихонову в 1956 году с просьбой внять голосу разума и обратить внимание на незаслуженное наказание ингушей обратились бывший Директор НИИ, кандидат филологических наук Д.Мальсагов, бывший Председатель Союза советских писателей ЧИАССР Д.Яндиев, Члены Союза писателей И.Базоркин и Б.Зязиков и другие.
Практика осуществления депортаций в мировом масштабе, а также относительно СССР в 20-50-е годы показывает, насколько пагубными могут быть меры по принудительному обустройству жизни народов, усугубляющими отношения по вектору «народы и власть», на что в последнее время обращено особое внимание политологов и историков. Негативные последствия этой политики проявляются до сих пор в сфере межнациональных отношений.
Более объемное исследование правовой стороны проблемы позволяет обратить внимание на кардинальные вопросы, касающиеся форм, складывающихся в этой неординарной ситуации связей в одном многонациональном государстве, зависимости авторитета власти среди народов и группы населения, определения правовых функций государства в отношении «неблагонадежных, подозрительных народов», правовых норм положения их в обществе, в новой среде обитания, их взаимоотношений их с новыми органами государственной власти, между народами, выработки новых нормативных актов, определяющих регламент непосредственного поведения контингентов депортированных.
В этой ситуации немаловажное значение имела и организация «доблестного» надзора над соблюдением выработанных и установленных норм обитания репрессированной личности, группы населения, народа.
Антигуманность такого явления, как депортация, очевидна, и она, несомненно, вызывала и вызывает альтернативные действия даже в условиях жесткого режима проживания контингентов депортированных, а именно: восстание, побег, саботаж, стремление к более активной жизни в регионах проживания, выступление в коллективе и т.д.
В связи с анализом правового аспекта темы важным представлялось и обращение непосредственно к нормативным актам: положениям, инструкциям, постановлениям, касающимся правовой организации дела, регламентирующей нормы поведения депортированных лиц, отвечающей на вопросы: что можно, а что нельзя было в тех сложных условиях, ограниченных жестким надзором, контролем со стороны государства.
В условиях функционировавшей власти мало кто разбирался в том, законно то или иное действие, главное было в том, чтобы не подыгрывались основы действовавшей системы, быть угодными власти.
В этой ситуации отводилось особое место и Прокуратуре СССР, ее ведомства на местах были призваны «блюсти законность», осуществлять строгий контроль, в том числе над мерами по депортации народов, а также управлять их жизнью на основе их предписаний, инструкций, указов НКВД, МВД СССР, ГКО, выступавших в чрезвычайной обстановке в качестве законодательных органов в государстве.
Важной стороной в условиях депортации выступал режим проживания спецпереселенцев. Эта сфера жизни относится именно к той, где должны быть прописанными исключительно все нормы поведения спецпереселенцев в условиях жестокого функционирования системы спецкомендатур, наделявшихся особыми правами действий в обстановке военного режима.
Прокуратура СССР как орган надзора за соблюдением законности фактически сосредотачивала в своих руках реализацию мер по пресечению побегов спецпереселенцев с мест поселений, обратному их «водворению» в районы, обозначенные для проживания, рассмотрение дел об участии в банд повстанческом движении. Поистине, эта страна для многих народов стала страной колючей проволоки. Был введен государственный террор против собственных народов, служивший опорой сталинской системе.
В 1948 году для ингушей была введена уголовная ответственность за побеги из мест обязательного и постоянного поселения, указывалось, что переселение проведено навечно, без права возврата к прежним местам жительства. За самовольный выезд из места жительства виновный приговаривался Особым совещанием при МВД СССР к 30-ти годам каторжных работ. Административный надзор обеспечивался как предписаниями, так и угрозами. Чтобы «дисциплинировать» массы им создавали нечеловеческие условия для жизни и работы.
«Правила хозяйственного и трудового устройства спецпереселенцев» от 8 марта 1944 года наделяли функцией контроля за хозяйственным и трудовым устройством спецпереселенцев отделы спецпоселений НКВД-УНКВД, а также районные и поселковые спецкомендатуры НКВД. Контроль имел своей целью:
1. не допускать самовольного перехода спецпереселенцев с одного места службы или работы на другое;
2. не допускать по распоряжению администрации предприятий и учреждений перебросок спецпереселенцев на работу с одного предприятия на другое, расположенное вне пунктов расселения спецпереселенцев;
3. устранять обнаруженные недочеты в деле хозяйственного и трудового устройства спецпереселенцев.
В ходе переселения в декабре 1943 – январе 1944г. было сформировано в Казахской ССР – 24 спецкомендатуры, в том числе в Южно-Казахстанской области – 13, Джамбульской – 11, содержавшиеся за государственный счет.
Зачастую органы власти на местах обязаны были согласовывать свои действия с руководством спецкомендатур.
Совнарком Узбекской ССР и Джамбульский облисполком Казахской ССР сразу же обратились за разъяснениями о правах переселенцев с Северного Кавказа, об их социальном обеспечении. НКВД СССР представил ответ, что для них «не предусматривается лишение или ограничение каких-либо гражданских прав, за исключением права выезда из мест поселения», что «они сохраняют полностью права на все виды социального обеспечения».
Позже на места будет направлен проект СНК СССР «О порядке выплаты пенсий и пособий спецпереселенцам», бывшим кулакам, калмыкам, крымским татарам и переселявшимся из Крыма болгарам, грекам, армянам. Согласно представленному документу пенсии и пособия выделялись семьям военнослужащих, находившихся в Красной Армии и Военно-Морском Флоте, семьям родственников погибших, инвалидам и пенсионерам труда, многодетным матерям.123 После принятия декрета СНК РСФСР, Узбекской, Казахской и Киргизкой ССР руководствовались им.124
Однако зачастую эти предписания оставались только на бумаге. Законы бездействовали. Заметно ощущалось и полное игнорирование гражданских прав.
Жизнь спецпереселенцев в местах новых поселений была в конечном итоге определена правовым положением. Начиная с 8 января 1945 года, действовало специальное Постановление СНК СССР.125
Непосредственно права взаимоотношений спецперселенцев с органами государственной власти обобщались в другом документе, утвержденном постановлением Совнаркома СССР от 8 января 1945 г. № 14 «секретно», в «Положении о спецкомендатурах НКВД», согласно которому комендантам НКВД предоставлялось право в случае нарушения спецпереселенцами установленного для них режима в местах их поселения, налагать на них административное взыскание в виде штрафа до 100 рублей, при средней месячной заработной плате советского гражданина 30 рублей. Этим же актом предусматривалось наказание спецпереселенца в виде ареста до 5-ти суток. 126
Положение определяло цель создания спецкомендатур - обеспечение государственной безопасности, охрана общественного порядка и предотвращение побегов спецпереселенцев с мест их поселения, а также контроль за их хозяйственно-трудовым устройством.
Коменданты спецкомендатуры НКВД СССР наделялись широким спектром правовых полномочий: учет спецпереселенцев и надзор за ними в целях предотвращения побегов с мест поселения и выявления среди них антисоветских и уголовно-преступных элементов; организация и производство розыска бежавших спецпереселенцев; предупреждение о пресечении беспорядков в местах поселения спецпереселенцев; осуществление контроля за хозяйственным и трудовым обустройством спецпереселенцев жалоб, заявлений и обеспечение по ним необходимых мероприятий; выдача спецпереселенцам разрешений на право временного выезда за пределы района расселения, обслуживаемого данной комендатурой, без права выезда из района.
Уже приведенные два основополагающих документа, определявшие юридические нормы положения спецпереселенцев, показывают, насколько жестокими были эти нормы и имели явную направленность в сторону дальнейшего ужесточения условий проживания депортированных, возможностей их общения. Довольно часто случалось так, что родные братья, сестры и другие родственники, порой даже родители и дети оказывались разбросанными по разным районам и областям и многие годы не имели возможности встретится.
Согласно Постановлению СНК о правовом положении спецпереселенцев глава семьи в трехдневный срок обязан был сообщать в комендатуру об изменениях, произошедших в семье (рождении ребенка, смерти и т.д.).
Главным условием соблюдения режима, установленного для спецпереселенцев, было безоговорочное подчинение всем указаниям и распоряжениям комендатуры. Вмешиваться в жизнь государственных органов и в общественную жизнь было для них строго недопустимо. Спецпереселенцу, который мог посягнуть на такие устои хотя бы словом, была обеспечена суровая кара. Любые действия представителя власти были оправданы интересами государства, что, безусловно, открывало широкий простор самоуправству, произволу и беззаконию комендантов над спецпереселенцами.
Дальнейшее пребывание спецпереселенцев в поселении регламентировалось и другими принимаемыми нормативными документами. Так, примечательно Постановление Совета Народных Комиссаров № 1927 от 28 июля 1945 года «О льготах спецпереселенцам», принятое за подписью зам. председателя СНК Союза ССР Я. Чадаева. В документе были определены те льготы, которыми могли располагать спецпереселенцы в процессе своего трудоустройства на местах. В частности, указывалось, что они освобождались в 1945 и 1946 гг.: а) от обязательных поставок сельскохозяйственных продуктов государству; б) от уплаты сельскохозяйственного налога, подоходного налога по доходам от сельского хозяйства в городских поселках. Наряду с этим постановлением органы власти наделялись правом «списать с упоминаемых спецпереселенцев (с Северного Кавказа, Крыма, Грузинской ССР, калмыков – Н.Ф. Бугай) задолженность по сельскохозяйственному налогу, подоходному налогу и доходам от сельского хозяйства в городских поселках и по обязательным поставкам сельскохозяйственных продуктов государству, образовавшуюся за ними в местах нового поселения».127
Эти льготы спецпереселенцам предоставлялись в то время когда они от голода и холода, оставшись без средств существования, вынуждены были выходить на поля, осенью после уборки урожая по зернышку собирать упавшие с колосьев рожь и пшеницу, которых не хватало даже до конца осени, в результате многие спецпереселенцы гибли от голода.
Несмотря на все тягости жизни, холод, голод и лишения спецпереселенцы продолжали трудиться по 12-14 часов в сутки. Большинство работало в колхозах, совхозах, на заводах, шахтах, стройках, рудниках и в других отраслях хозяйства.
Совет Народных Комиссаров Казахской ССР и УК ВКП (б) Казахстана в 1944, 1945, 1946 годах принимали постановления о хозяйственно-трудовом устройстве спецпереселенцев. Областные исполкомы рассматривали вопросы, касающиеся работы со спецпереселенцами, их расселения и трудоустройства, принимали соответствующие документы. Основная масса спецпереселенцев проживала в сельской местности. Райисполкомы, колхозы и земельные органы должны были вовлечь трудоспособных спецпереселенцев в работу в сельском хозяйстве, создать условия для их закрепления в производственной и общественной жизни колхозов. На этом пути стояли большие и серьезные трудности: катастрофическая нехватка жилья, продуктов питания, неправильное отношение к спецпереселенцам со стороны многих местных советских и партийных руководителей, а также значительной части населения, с предубеждением относившейся к спецпереселенцам, считая их бандитами и изменниками Родины, распространение среди выселенных различных эпидемических заболеваний и в особенности сыпного тифа.
Все это затрудняло быстрое и полное приобщение спецпереселенцев к производству в различных областях народного хозяйства.
Если обратиться к нормативным документам, регламентирующим трудовую общественную деятельность спецпереселенцев, нормы поведения, то становиться ясно, в каком трудном положении они находились. И без того сложные условия жизни были осложнены жестким надзором и контролем со стороны спецкомендатур и государства вызванными стремлением укрепить власть, боязнью ее потери уже было усилением роли фактора персонифицированности.
НКВД используя всевозможные варианты, уже как к крайней мере, прибегает к созданию агентурно - осведомительного аппарата.
Чтобы придать вершившимся процессам юридическую направленность, принимались нормативно-правовые акты, которые имели показной, мнимый характер. Гражданские права полностью игнорировались.
Депортация имела массу негативных последствий. Она унесла тысячи жизней невинных людей, разрушила семьи, люди гибли целыми селениями, огромный ущерб нанесли генофонду горских народов. Серьезный урон понесла экономика всего северокавказского региона. Новые поселенцы не оправдали надежд и не реализовали план хозяйственного освоения территории бывшей ЧИАССР. Были заброшены горные селения.
Не менее важен политический аспект: была ликвидирована государственная автономия ингушей и чеченцев, во имя которой они трудились более 20 лет. Упразднены государственные институты, административные районы.

10. Возвращение спецпереселенцев
25 февраля 1956 года в своем докладе первый секретарь ЦК КПСС Н. С. Хрущев ХХ съезду КПСС «О культе личности и его последствиях» сказал: «…Ленин применял самые суровые меры в самых необходимых случаях, когда в наличии были эксплуататорские классы, бешено сопротивляющиеся революции, когда война по принципу «кто - кого» неизбежно принимала самые неизбежные формы, вплоть до гражданской войны. Сталин применял самые крайние меры - массовые репрессии, уже когда революция победила, когда укрепилось Советское государство, когда эксплуататорские классы были ликвидированы и социалистические отношения утвердились во всех сферах народного хозяйства…Ясное дело, что здесь были проявлены со стороны Сталина в целом ряде случаев нетерпимость, грубость, злоупотребление властью. Вместо доказательства своей политической правды и мобилизации масс, он шел по линии репрессий и физического уничтожения не только действительных врагов, но и тех, людей, которые не совершали преступлений против партии и Советской власти. В этом никакой мудрости нет, кроме проявления грубой силы….
Речь идет о массовом выселении со своих родных мест целых народов, в том числе всех коммунистов и комсомольцев, без каких бы то ни было исключений. Причем такого рода выселение никак не диктовалось военными соображениями. Так уже в конце 1943 года, когда на фронтах ВОВ определился прочный перелом в ходе войны в пользу Советского Союза, принято было и осуществлено решение о выселении с занимаемой территории всех карачаевцев. В этот же период в конце декабря 1943 года, точно такая же участь постигла все население Калмыцкой Автономной Республики. В марте 1944 года выселены были со своих родных мест все чеченцы и ингуши, а Чечено-Ингушская Автономная Республика ликвидирована. В апреле 1944 года выселены были в отдаленные места все балкарцы, а сама республика переименована в Кабардинскую Автономную Республику….
В сознании здравомыслящего человека не укладывается такое положение – как можно возлагать ответственность за враждебные действия отдельных лиц или групп на народы, включая женщин, стариков, детей, коммунистов и комсомольцев и подвергать их массовым репрессиям, лишениям и страданиям….».1
«Перед тем, как на ХХ съезде был поставлен вопрос о реабилитации невинных и о культе личности Сталина, в Президиум ЦК прошла большая борьба. Категорически против постановки такого вопроса были Молотов, Ворошилов и Каганович. Это меня не удивляло, - вспоминал Н. С. Хрущев, - потому что эти люди, особенно Молотов и Ворошилов, вместе со Сталиным отвечали за все беззаконие. Я убежден, что Сталин советовался с ними и они вместе принимали решения. Безусловно, не по всем кандидатурам, обреченным на уничтожение, у них имелось единое мнение. Но они были едины в направленности самого мероприятия – варварского уничтожения членов партии. Они же были авторами лозунгов о пресловутой борьбе с «врагами народа».2
Согласно постановлениям ЦК КПСС от 24 ноября 1955 года о снятии с учета некоторых категорий спецпоселения и от 8 октября 1955 года о снятии ограничений по спецпоселению немцев и членов их семей было снято с учета и освобождено из-под административного надзора органов МВД 730 335 человек, но снятие ограничений по спецпоселению не влечет за собой возвращение их имущества конфискованного при выселении и они не имеют права проживать в тех местах, откуда были выселены, ограничения снимались с участников ВОВ и лиц, награжденных орденами и медалями Советского Союза, а также женщин, вступивших в брак с местными жителями, не являющимися спецпоселенцами.3
Министр внутренних дел СССР Н. Д. Дудоров в своей справке в июне 1956 года пишет: «…Чеченцы и ингуши расселены главным образом в Казахской ССР (355 тысяч) и Киргизской ССР (76 986 человек). Прежняя территория заселена. Восстановление автономии для чеченцев и ингушей в пределах прежней территории является делом трудным и вряд ли осуществимым, так как возвращение чеченцев и ингушей в прежние места жительства неизбежно вызовет целый ряд нежелательных последствий.
В связи с этим можно было бы рассмотреть вопрос о создании для чеченцев и ингушей областной автономии на территории Казахской и Киргизской ССР…».4
После проведенной подготовительной работы группа специалистов партийных и центральных советских ведомств, представила 16 октября 1956 года на имя А. И. Микояна проект постановления Совета Министров Союза ССР «О восстановлении национальных автономий калмыков, карачаевцев, балкарцев, чеченцев и ингушей».5
Высоко оценив в документе решения ХХ съезда КПСС, они констатировали, что «меры по реабилитации нельзя признать достаточными: они не решают задачи полной реабилитации необоснованно выселенных народов и восстановления их равноправия среди других наций». Отмечалось также, что имеет место отсутствие условий для развития этих народов и их возвращения, восстановления автономии.
В пункте 1 предложенного проекта постановления ЦК КПСС читаем: «Провести в течение 3-4 лет восстановление национальных автономий в форме национальных районов, округов, национальных областей и автономных республик для калмыков, карачаевцев, балкарцев, чеченцев и ингушей, выселенных с территории бывшей Калмыцкой, Чечено-Ингушской, Кабардино-Балкарской АССР и Карачаевской АО».6
24 января 1956 года проект постановления был рассмотрен на заседании Президиума ЦК КПСС (протокол № 60) и в нем указывалось: «Утвердить предлагаемый проект постановления ЦК КПСС о восстановлении национальной автономии калмыцкого, карачаевского, балкарского, чеченского и ингушского народов».7
Документ включал различные направления жизни подвергшихся репрессиям народов, определение их роли и места в социалистическом строительстве, оценки того, что делалось в плане реабилитации народов и, наконец, постановляющую часть, которая включала указание о восстановлении национальных автономий.
Руководство возлагалось на Комиссию при ЦК КПСС. Она с участием руководителей Астраханской и Грозненской областей, Ставропольского края, Дагестанской, Северо-Осетинской АССР, а также Грузинской ССР, представителей от чеченского, ингушского населения в месячный срок готовила и вносила в ЦК КПСС предложения о территориальных изменениях Чечено- Ингушской АССР.
Для руководства и организации всей практической работы, связанной с восстановлением и образованием автономных объединений, переселением и хозяйственно-бытовым устройством названных народов создавались оргкомитеты в составе представителей Президиумов Верховного Совета РСФСР, Совета Министров РСФСР, партийных и советских органов областей, краев и республик, на территории и которых образовывались названные автономные объединения, а также соответственно представителей от населения.8
Органам власти функционировавших автономий, а также Ставропольского края поручалось в двухмесячный срок разработать и внести в ЦК предложения о территориальных границах образуемых автономных областей и республик.
Для руководства партийными организациями на территории ЧИАССР, Калмыцкой АО поручалось Бюро ЦК по РСФСР создать Оргбюро областных партийных организаций, а в Кабардино-Балкарской АССР и Карачаево-Черкесской Автономной области партийные организации подчинялись существующим обкомам, с включением в их состав руководящих партийных работников балкарцев и карачаевцев.9
В конце 1956 года началась постепенная работа по реализации принимаемых ЦК КПСС постановлений и указов Президиума Верховного Совета Союза ССР, государственных органов Российской Федерации. Правда, это не означает, что до конца 1956 года работа в этом направлении не проводилась.
Безусловно, что относительно каждого из репрессированных народов Северного Кавказа восстановление его автономии в 50-е годы было самостоятельным периодом в истории народа.
Сначала предполагалось, что восстановление автономии ингушского и чеченского народов, как и других, с учетом многочисленности контингента, подвергшегося переселению, будет невозможным. При выселении этих народов хватило одних суток, чтобы поголовно всех вывезти. В справке министра внутренних дел Союза ССР говорилось: «… восстановление автономии для ингушей и чеченцев в пределах прежней территории является делом трудным и вряд ли осуществимым».10
Эта же точка зрения поддерживалась и начальником Управления МВД Дементьевым, который полагал, что размещение на прежней территории чеченцев и ингушей «не представляется возможным».11
В проекте Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О восстановлении национальной автономии калмыков, карачаевцев, балкарцев, чеченцев и ингушей» от 16 октября 1956 года, говорилось: «… Как было признано ХХ съездом КПСС, это массовое выселение целых народов не вызывалось необходимостью и не диктовалось военными соображениями, было грубым нарушением основных принципов национальной политики нашей партии, одним из проявлений чуждого марксизму-ленинизму культа личности: не выдвижение названных групп населения на руководящую работу; малый прием в высшие и средние специальные учебные заведения; использование не по назначению в производственной сфере; неграмотность. Меры по реабилитации нельзя признать достаточными: они не решают задачи полной реабилитации необоснованно выселенных народов и восстановления их равноправия среди других наций, отсутствие условий для развития этих народов и возвращение, восстановление автономий… Относительно автономии чеченцев и ингушей указывалось следующее: «В связи с ограниченностью территории бывшей Чечено-Ингушской АССР, где ранее население проживало в стесненных условиях, а также ввиду того, что после выселения ингушей и чеченцев в эти районы прибыло много переселенцев из других областей СССР, в настоящее время возникают большие трудности с расселением, жилищно-бытовым и трудовым устройством всего чечено-ингушского населения в местах прежнего их жительства».12
С учетом сложившейся обстановки рекомендовалось образовать правительственную комиссию, которой поручалось с привлечением представителей местных партийных и советских органов, а также представителей от ингушей и чеченцев изучить вопрос об определении территории для создания Чечено-Ингушской национальной автономии и свои предложения внести в ЦК КПСС и Совет Министров к 1 января 1957 года.
Одним словом ликвидация государственного образования в 40-е годы протекала легко по сравнению с его восстановлением в 50-е годы. Но, несмотря на это предложения заслуживали не только внимания, но и поддержки.
В комплексе вопрос решался на заседании Президиума ЦК КПСС (протокол за № 6 п. 25 от 22 декабря 1956 года). Всем членам Президиума была направлена служебная записка за подписью А. Микояна, Н. Беляева (все подписи имеются на документе), в которой Президиум определился по всем основным вопросам национально-государственного устройства людей, подвергшихся депортации. В частности, указывалось, что «при изучении положения чеченцев и ингушей в Казахстане и Киргизии работниками аппарата ЦК КПСС рассматривался вопрос о возможности образования Чечено-Ингушского национального объединения на территории их нынешнего проживания. Однако чеченцы и ингуши отнеслись к этому крайне отрицательно».
В протоколе сообщалось также, что «в ЦК КПСС и на заседании комиссии, группа коммунистов – чеченцев и ингушей просила учесть интересы народа и образовать автономную республику на прежнем месте, в ранее существовавших границах, так как их население ни на какую другую территорию не поедет, а предоставление автономии в любом другом месте будет, по их мнению, неполной реабилитацией этих национальностей».
Излагалось и заявление о том, что «выселять из районов (проживания чеченцев и ингушей) никого не нужно, они будут жить и работать вместе с проживающим там населением».
Вызывают несомненный интерес и высказываемые индивидуальные предложения. Так, секретарь Дагестанского обкома КПСС Даниялов просил взамен чечено-ингушских районов передать Дагестану часть территории бывшего Кизлярского округа, имея в виду недостаток земельных угодий в Дагестане и большие трудности с расселением горцев, которые, по его мнению, уйдут из чеченских аулов.
Секретарь Северо-Осетинского обкома КПСС Агкацев выступал против возвращения Чечено-Ингушской АССР районов, переданных Северо-Осетинской АССР, мотивируя это тем, что эти районы заселены главным образом осетинами. В тоже время секретарь Северо-Осетинского обкома КПСС считал, что для расселения чеченцев и ингушей следует отдать прежнюю территорию, а также часть районов Грозненской области, которые ранее не входили в ЧИАССР.
Проанализировав все имеющиеся предложения, авторы записки сформулировали свои выводы следующим образом:
«1. Восстановить Чечено-Ингушскую АССР в основном в прежних границах, передав ей районы, отошедшие в 1944 году Грозненской области, Дагестанской АССР, Северо-Осетинской АССР, за исключением Пригородного района Северо-Осетинской АССР (площадь 694 квадратных километра, 13 тысяч га посевных площадей), что явилось нарушением прав и территориальной целостности ингушей. Район призван был сыграть большую роль в обеспечении города Владикавказа продуктами сельского хозяйства. Неужели у возвращающихся ингушей не было такой необходимости?
В документе также предлагалось включить в состав ЧИАССР притеречные районы Грозненской области: Наурский, Шелковской, Каргалинский.13 Бесспорно, это было не правомерное решение, поскольку это не решало ингушскую проблему, как осетины пытаются объяснить, эти районы передавались якобы взамен ингушского Пригородного района. Но ни один ингуш там не поселился. Эти районы находились чересполосно от Ингушетии на 60-200 километров и сейчас там живут русские, чеченцы и ногайцы. Верно то, что территория самой Чечни по сравнению с 1934 годом увеличилась на 447,5 тыс. гектаров, а по сравнению с 1923 годом на 633 тыс.гектаров.14 Упразднялась Грозненская область. Ее районы Крайновский, Кизлярский, Тарумовский, Караногайский и город Кизляр передавались Дагестанской АССР, Ачикулакский и Каясулинский районы – Ставропольскому краю. Таким было решение «группы пяти», которое постепенно проводилось в жизнь.
В первом документе признавалось необходимым восстановление национальной автономии ингушского и чеченского народов, рекомендовалось установить границы и административно-территориальное устройство Чечено-Ингушской АССР, утвердить Организационный комитет, на который возложить впредь до выборов Верховного Совета АССР руководство хозяйственным и культурным строительством на территории республики. Таким образом, был определен своеобразный порядок восстановления автономной государственности чеченского и ингушского народов. В документе также констатировалось и об утрате силы Указа Президиума ВС СССР от 7 марта 1944 года: «О ликвидации ЧИАССР» и Статьи 2 Указа от 16 октября 1956 года в части запрещения чеченцам и ингушам возвращаться на прежнее место жительства. Указ Президиума ВС РСФСР более четко конкретизировал меры по восстановлению автономии ингушей и чеченцев «в целях создания необходимых условий для национального развития»…и указывал, что восстанавливается ЧИАССР с центром в городе Грозном.
В Указе были конкретно определены и составляющие административно-территориальные районы республики: город Грозный, Грозненский, Гудермесский, Каргалинский, Красноармейский, Междуреченский, Надтеречный, Новосельский, Наурский, Советский, Сунженский, Шелковской.
Из Дагестанской АССР включались районы: Андалалский, Веденский, Ритлябский, Шурагатский, Западная часть Ботлихского и Цумадинского районов (в границах бывших Чеберлоевского и Шароевского районов).
Из Северо-Осетинской АССР – город Малгобек с пригородной зоной, Коста-Хетагуровский район и северо-восточная часть Правобережного района (в границах бывшего Ачалукского района).
Президиум ВС Северо-Осетинской АССР и организационный комитет по ЧИАССР обязывались внести на утверждение Президиума ВС РСФСР описание границ между Северо-Осетинской и ЧИАССР с учетом упразднения территориальной разобщенности Моздокского района с основной территорией СОАССР.
Грозненская область упразднялась, районы ее Караногайский, Кизлярский, Красновский, Тарумовский и город Кизляр передавались в состав Дагестанской АССР, Ачикулакский и Каясумовский районы – в состав Ставропольского края.15
11 января 1957 года Президиум ВС СССР в связи с восстановлением ЧИАССР утвердил Указ и Постановление Президиума ВС Грузинской ССР и Президиума ВС РСФСР о передаче части территорий Душетского и Казбегского районов из состава Грузинской ССР в состав РСФСР и восстановление таким образом существовавшей до 7 марта 1944 года границы между этими союзными республиками.16 Рекомендовалось также внесение соответствующих изменений и дополнений в Статью 22 Конституции СССР.17
Своеобразный итог преобразования в плане восстановления автономии репрессированных народов был обнародован в докладе Секретаря Президиума ВС СССР депутата А. Ф. Горкина. Докладчик констатировал о восстановлении национальной автономии и обеспечении тем самым условий для всестороннего развития экономики и культуры этих национальностей; отмене запрещений лицам этих национальностей возвращаться на прежнее местожительство.
Таким образом, провозглашались принятыми указы о восстановлении ЧИАССР в составе РСФСР, о преобразовании Кабардинской АССР в КБ АССР, о преобразовании Черкесской АО в Карачаево-Черкесскую АО, об образовании Калмыцкой АО в составе РСФСР.
Были одновременно утверждены и организационные комитеты в автономиях до выборов руководящих советских органов.
Несомненно, что реализация этих мер требовала времени, большой организационной работы для проведения всего комплекса мероприятий по возвращению спецпереселенцев. Особенно трудно эта работа протекала в ЧИАССР из-за нехватки земель. Все мероприятия по восстановлению автономии народов предлагалось провести в 1957 – 1960 годах.
В целях решения проблемы, связанной с нехваткой земель, председатель Госплана ЧИАССР А. Платонов предлагал в плановый отдел Совета Министров РСФСР (8 апрель 1957 год) пересмотреть установленные границы ЧИАССР и увеличить ее территорию за счет присоединения к ней Пригородного района СО АССР, а также Каясулинского, Ачикулакского, Караногайского районов бывшей Грозненской области, непосредственно прилегающих к ЧИАССР. Эта территория включала 529 тысяч га и пашни 122 тысячи га.18
Взамен оставляемой части Пригородного района в составе СО АССР площадью 694 квадратных километра к территории ЧИАССР присоединялись отторгнутые от Ставропольского края Каргалинский, Щелковской, Наурский районы, площадью около 4 тысяч квадратных километров на основании упоминавшегося Указа Президиума ВС СССР от 9 января 1957 года «О восстановлении ЧИАССР и упразднении Грозненской области».19
Эти изменения затронули и контингент представителей других народов, которые ранее переселялись на территорию ЧИАССР. Так, например, председатель Краснодарского крайисполкома Б. Петухов сообщал 3 февраля 1958 года председателю Совета Министров РСФСР Козлову Ф. Р. следующее: «В Краснодарский край в 1957 году прибыло из ЧИАССР 120 русских семей. Эти семьи раньше, после выселения ингушей и чеченцев, были планово туда переселены, но в силу сложившихся обстоятельств покинули местожительство».
Отдельные из ингушей и чеченцев, чьи потомки были подвергнуты репрессиям, расселились в субъектах Российской Федерации, вкладывая свой труд в возрождение экономического потенциала России, в развитие культуры народов. Это во многих случаях опытные хозяйственники, ученые, передающие свой богатый жизненный опыт новым поколениям.
Еще в середине июля 1953 года министр внутренних дел Союза ССР С. Круглов обратился к председателю Совета Министров СССР Г. М. Маленкову с предложением рассмотреть вопрос об отмене спецпоселений навечно и о мерах по упорядочению надзорной работы органов МВД в местах поселений. Всего предлагалось снять с учета спецпоселенцев из 2 819 776 человек – 1 643 741 человек.
Среди временно оставляемых на спецпоселении контингентов назывались в числе первых турки, курды, хемшины, греки.
28 апреля 1956 года был издан Указ Президиума ВС СССР на основании, которого были сняты ограничения о спецпоселении с турок-месхетинцев, крымских татар, балкарцев и других, ранее выселенных народностей, а указом Президиума ВС СССР от 30 мая 1958 года в порядке разъяснения пункта 3,2 постановления Президиума ВС СССР от 28 апреля 1956 года турки-месхетинцы стали пользоваться всеми правами советских граждан и могли проживать на территории Советского Союза, в том числе и в Грузинской ССР в соответствии с законодательством о трудоустройстве и транспортном режиме.
Выступая на заседании Верховного Совета СССР Х. А. Фаргиев говорил: «Надо отменить статью 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 июля 1956 года в части запрещения возвращения имущества, конфискованного при выселении …. Следует отметить постановление Совета Министров СССР от 5 марта 1982 года №183, запрещающее прописку в Пригородном районе Северной Осетии. Запрещена она и в городе Орджоникидзе. Это постановление противоречит статье 3 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 9 января 1957 года, которое разрешает ингушам и чеченцам возвращаться на прежнее местожительство… .20
Вернувшись на Северный Кавказ, ингуши не только не смогли вновь вселиться в свои дома, они не увидели ни могил, ни надгробных чуртов (камней) на своих родовых кладбищах. Памятники были растасканы на строительные нужды новых «хозяев» в ингушских домах и селениях. Исследователи и этнографы в разное время посетившие Ингушетию, в качестве одной из характерных черт ингушей отмечали поклонение могилам предков, почитание памяти о них. Осквернение могилы, чьей бы она ни была, считалось верхом позора и нравственного падения. Высылка 1944 года показала, что это чувство свято далеко не для всех народов.21 Надмогильные камни с именными надписями (чурты) обнаружены в фундаменте Черменской животноводческой фермы, в 200-метровой длины подъездной эстакаде Черменского консервного завода Северной Осетии, в стенах котельной и фундаменте весовой этого же завода. Из таких же чуртов сооружен лестничный марш, в городе Грозном. Эти надгробия четыре десятилетия служили бордюрным обрамлением проезжей части 3-х километровой улицы Рабочей.
Территория, на которой до выселения проживало 46% ингушского населения при восстановлении ЧИАССР, вопреки его протестам оставлена в составе Северной Осетии и до сих пор не возвращена. Следует при этом отметить, что осетины до 1944 года на этой территории не проживали. Пригородный район и часть Малгобекского района, которые находятся в составе Северной Осетии, являлись не только житницей Ингушетии, но и колыбелью ингушского народа, его родиной.22 До так называемого «осетино-ингушского конфликта» в октябре – ноябре 1992 года, подробнее о котором будет сказано в главе 13 настоящей работы, население этой территории свыше 60% составляли ингуши, а в некоторых населенных пунктах – до 80%.
…Люди стали возвращаться в родные места, к могилам предков, занимать свои пустующие дома или выкупать их у новых хозяев, а то и строить невдалеке новые. Это вызвало переполох осетинского руководства и пошли по республике секретные письма и циркуляры.
Так, 17 октября 1956 года Предсовмина СО АССР В. Зангиев пишет распоряжение за № 063 «С» Предисполкома Коста-Хетагурского райсовета С. Хадарцеву: «За последнее время, в нарушение указа Президиума ВС СССР, ингуши – спецпереселенцы, возвращающиеся с восточных районов страны, у колхозников, проживающих в Пригородном, Коста-Хетагуровском, Малгобекском и других районах Северо-Осетинской АССР, покупают дома или арендуют жилые помещения под квартиры.
Совет Министров СОАССР предлагает категорически запретить учреждениям и частным лицам продавать дома или сдавать жилплощадь под квартиры ингушам, возвращающимся из поселения, а в отношении лиц, уже приобретших дома, аннулировать документацию купли-продажи».23
Если учесть, что на территории республики до переселения имелось 146 сел, 435 населенных пунктов, 137 колхозов, 14 совхозов, 24 МТС, 4 промышленных предприятий, то работа предстояла большая по восстановлению всей производственной инфраструктуры республики. Необходимо было решить задачу не только по обустройству жилья, но и по созданию рабочих мест для трудоспособного контингента ингушей и чеченцев.
Чечено-Ингушская республика располагала сельскохозяйственными угодьями 913 тысяч га (65%), потребность пашни составляла 324 тысяч га (46%) от всех используемых. Надо было изыскать недостающее 1400 га сельскохозяйственных угодий и 4700 тысяч га пашни. Все эти проблемы предстояло решать.
В этих сложных условиях Министерству сельского хозяйства СССР было дано указание выделить 46 миллионов рублей на строительство МТС в Чечено-Ингушской АССР. Наряду с этим были предоставлены в распоряжение хозяйств республики 314 тракторов и другая техника.
На реконструкцию оросительной системы из резерва капиталовложений Совета Министров РСФСР были выделены 10 миллионов рублей.24
На чеченцев и ингушей, возвращавшихся в места своего прежнего проживания, распространялась система льгот, кредитов.
Кредиты на строительство и ремонт домов в 1957 году по Чечено-Ингушской АССР составили в целом 63 миллиона рублей, также оказывалась единовременная помощь отдельным наиболее нуждающимся семьям в размере, не превышающем более 500 рублей. В связи с этим в 1957 году оргкомитет по Чечено-Ингушской АССР получил в свое распоряжение 28 миллионов рублей.
Большую работу проводил в Чечено-Ингушской республике Оргкомитет по возвращению репатриированных, возглавляемый М. Комаровым. Благодаря усилиям Оргкомитета уже весной 1957 года в Республику возвратились 140 тысяч граждан ингушской и чеченской национальности. Часть из них расселялась в Дагестанской и Северо-Осетинской автономных республиках.25
Для обеспечения нормального расселения и трудоустройства 415 тысяч ингушей и чеченцев необходимо было пересмотреть установление границы Чечено-Ингушской АССР и увеличить территорию за счет присоединения к ней Пригородного района Северо-Осетинской АССР, а также Каясулинского, Ачикулакскго, Караногайского районов бывшей Грозненской области, непосредственно прилегающих к территории ЧИАССР.
Пригородный район испокон века был составной частью Ингушетии;26 до 1944 года он был заселен почти исключительно ингушами, в нем проживало на 1 января 1944 года всего 32 435 человека, в том числе ингушей 30 334 человека.
Каясулинский, Ачикулакский, Караногайский районы экономически складывались под влиянием Грозненской нефтяной промышленности. Они были включены в состав Ставропольского края (Буденовский район). Все районы с Пригородным располагали 524 тысячи га и пашни 122 тысячи га.27
Общее руководство переселением в стране осуществляло Главное управление переселения и организационного набора рабочих при Совете Министров СССР. По его отчетам, за 1957 год в Чечено-Ингушскую республику возвратились 56 992 семьи, в Дагестанскую – 2 274 семьи, в Северо-Осетинскую – 1 099 семей28- 8 тысяч человек из 30 тысяч 334 выселенцев в 1944 году.
В Дагестанскую АССР из 5 212 семей чеченцев возвратились 2 274 (8 911 человек) семьи. Многие из них самостоятельно разместились в прилегающих районах в ожидании восстановления бывшего Ауховского района. Район в 1944 году был заселен лакцами и аварцами, проживающими в малозаселенных горных аулах Дагестана.
В этих условиях были определены размеры помощи чеченцам-аккинцам. Оказывалась помощь денежными средствами (единовременной) в сумме 700 тысяч рублей и на строительство жилья.
С этой же целью в Дагестан поставлялось 25 тысяч кубических метров лесоматериалов, 2 миллиона условных плит шифера, 16 тысяч тонн цемента, 75 тысяч квадратных метров мягкой кровли, 65 тонн строительных гвоздей, 20 тонн сортового железа и так далее.29
Итоговые данные по возвращению ингушей и чеченцев были приведены в справке Чечено-Ингушского обкома КПСС, в которой сообщалось, что с 1957 по 1963 года удалось повысить производство промышленной продукции в республике на 49%. В строительстве были освоены 427,5 миллионов рублей, выстроена 49 промышленных предприятий, химический завод, сахарный, новогрозненская ТЭЦ, завод железобетонных конструкций, гормолзавод и так далее.
Увеличились посевные площади в колхозах, возросло поголовье крупного рогатого скота на 31%.
В Чечено-Ингушетию возвратились 432 тысячи чеченцев и ингушей (356 тысяч чеченцев и 76 000 ингушей), в Дагестанскую АССР 28 тысяч человек, в Северо-Осетинскую – 8 тысяч ингушей.
В Казахской и Киргизской республиках оставались еще 56 тысяч человек, из них: чеченцев – 34 тысячи человек, ингушей - 22 тысячи человек.
ХХ съезд КПСС разрушил опоры геноцида и репрессий, дал надежду депортированным народам на возвращение на историческую родину, восстановление автономии. Однако командно-бюрократический аппарат не позволил в полной мере реализовать программу, заданную съездом. В результате репрессированные народы не были реабилитированы политически и юридически. Восстановление автономии чеченцев и ингушей носило незавершенный характер.
 В период восстановления ЧИАССР в 1957 году в результате закулисной деятельности Оргкомитета по восстановлению ЧИАССР, Пригородный и часть Малгобекского районов общей площадью 100,5 тысяч га были оставлены Северной Осетии.


Количество просмотров: Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!


Вернуться в раздел История

Соседние подразделы:
70 лет спустя...
Документы
Статьи
Фото
Аудио
Видео
Слушать online
НТРК "Ингушетия"
Местное время
Рассылка новостей
Общение на сайте
Online
Поиск по сайту
КонтактыПредседатель областного чечено-ингушского этнокультурного объединения «Вайнах», член областной Ассамблеи народа Казахстана- Увайс ХаважИевич Джанаев...
Открыть раздел Контакты
Жду тебяВ этой рубрике вы можете разместить заявку о человеке которого вы ищете в городах Алматы, Астана, Актау, Атырау, Караганда, Кокчетав, Павлодар, Экибастуз или просто в общую рубрику....
Открыть раздел Жду тебя
КазахстанРеспублика Казахстан является унитарным государством с президентской формой правления, утверждающее себя светским, демократическим, правовым и социальным государством, высшими...
Открыть раздел Казахстан
ДепортацияРаздел приурочен к 31 Мая, Дню памяти жертв политических репрессий сыновей и дочерей вайнахского народа, судьба которых так или иначе связала с Казахстаном....
Открыть раздел Депортация
Час творчестваВы пробуете писать... Вам есть что рассказать... Вы хотите поделиться своими мыслями... Пишите и присылайте на наш адрес. Материалы, прошедшие модерацию, будут опубликованы на сайте....

Открыть раздел Час творчества
Оставьте запись в нашей гостевой книге - мы будем искренне рады!...

Открыть раздел Гостевая книга
ОО ЧИЭКО "Вайнах" выражает благодарность администрации сайта www.e-chechnya.ru за предоставленную программу....
Открыть раздел Переводчик online